Главная > Сектор литературы > Лев Бондарев > Отчёт о поездке во Францию
 
Отправить своё творчество  
   

"Какое сегодня прекрасное солнце!"


Оставить комментарий
Просмотреть другие комментарии.

"Какое сегодня прекрасное солнце!"
Отчет Погонщика Верблюда о поездке во Францию.

"Я видела бедность на ваших улицах,
но я также видела богатство в ваших сердцах."
(Слова французской туристки после посещения Феодосии).

Глава 1.
Прощание с родиной

     Я участвую в школьном французском театре. Вот уже семнадцать лет наш театр выезжает во Францию для участия в международном театральном фестивале. В этом фестивале принимают участие школьные франкоязычные театры из разных стран. Но я еду на фестиваль первый раз.

     От нашей школы в этом году ехало три группы. Старшая группа Татьяны Николаевны со спектаклем "Мой белый ангел" про СПИД, младшая группа Светланы Олеговны со спектаклем-сказкой "Принцесса, которая всегда говорила "нет"" и наша группа, которая тоже считалась младшей, хотя там некоторым было по шестнадцать, а некоторым, как мне, четырнадцать лет. Наша группа везла спектакль "Диалоги на вокзале."

      Наконец-то все приготовления, волнения и сборы закончены. Вещи уложены, рюкзак на спине, но в голове вертится одна глупая мысль, которая никак не хочет выскакивать: "А что, если что-то случится в последний момент?"

      Для поездки мне купили новый рюкзак, который в три раза больше всех предыдущих, вместе взятых. Несмотря на его гигантские габариты, он заполнен до краев. В рюкзаке - шмотки на все случаи жизни. Даже на случай тридцатиградусного мороза и сорокаградусной жары. Переносная аптечка, в которую входят все лекарства от всех болезней. Часть реквизита для спектакля, сувениры для благотворительной ярмарки, подарки для французской семьи, предметы первой необходимости (например, фотоаппарат и кабель для просмотра фотографий на телевизоре) и стратегический запас еды на первую неделю пребывания во Франции.

     Ещё издалека вокруг школы, где объявлен сбор участников поездки, заметно огромное вавилонское столпотворение.  Причем толпятся не только те, кто уезжают, но даже больше те, кто остаются. Так удобно под предлогом проводов товарищей слинять с уроков! Моему персонажу в спектакле нужно несколько штук картонных коробок разного размера. И даже, несмотря на то, что я сложил их одна в другую, выглядит это всё равно устрашающе.

- О, да ты комп с собой взял! - удивился Сашка Козлов.

- Не, мне эти коробки для роли нужны.

А сам думаю: "Почему у всех роли как роли, а мне таскать эти коробки по Европе две недели подряд, да и ещё и пиджак, в котором надо выходить в последней сцене?"

     Толпа взволнованных родителей перед школой ведет разговор о количестве носков, положенных в рюкзаки, и о страшных кишечных инфекциях, атаковавших страны Западной Европы.

     Кстати, мой рюкзак ещё не самый большой. Чемоданы наших девочек, а особенно наших руководителей, ещё больше. После того, как весь багаж загружают в заднюю часть автобуса, он начинает угрожающе крениться на левый бок.

     Поехали!!!

     По дороге играем в города и, в основном, называем иностранные. Гуров смотрит на столбы, пролетaющие за окном и спрашивает с глубокомысленным видом:

- И чем же Эйфелева башня лучше этого уродства?

     В Симферополе, разбирая вещи, мы долго не можем понять, что это за большой  черный чемодан, который смотрится загадочно и необычно, как предмет из параллельной реальности. На нем нет никаких пометок, ничего вообще, и всем так и хочется заглянуть внутрь него. Вдруг раздается зычный голос нашего директора Надежды Ивановны:

 - А ну, отошли от моего чемодана!

     Я смотрю, как Силевич с Рыженко залезают на забор, а Киря рассказывает Вове очередной анекдот, и думаю: есть ли у них это чувство приятной неопределённости и предвкушения счастья, когда в животе щекотка и хочется взлететь над землёй?

     В поезде я пытаюсь продолжать писать свою новую сатирическую книжку, которую называю "Библия программиста", но что-то не пишется она у меня сейчас... Звоню маме и выслушиваю очередную порцию всё тех же предостережений, напоминаний и советов на каждый день. А за окном поезда пролетают поля, деревни и бескрайняя синяя даль Сиваша.

     На следующий день мы приезжаем во Львов. Когда я был маленький, я был во Львове два раза и люблю этот город. Но в этот раз, к сожалению,  единственная достопримечательность Львова, которую мы посещаем, - это огромный супермаркет "Сельпо" возле вокзала. Покупаем продукты на остаток пути. Большой популярностью в народе пользуется напиток "Живчик", который Соколкин в шутку называет "Жирчик", потому что "Кола" слишком дорогая, а напитка должно хватить на всю оставшую дорогу, а это - двое суток.

     Автобус, на котором нам предстоит путешествовать дальше, выглядит очень круто. Его даже больше хочется назвать астробусом. Очень удобные кресла, которые могут трансформироваться во все предметы мебели сразу, два телевизора, биотуалет (потом выясняется, что он закрыт, потому что там стоят бутылки с машинным маслом) и аппарат, выдающий кипяток. Панель управления смахивает на панель управления атомной электростанцией. Есть даже собственный бортовой компьютер, который знает, что нельзя ездить на скорости больше девяноста км/ч.

     Практически все во Львове купили чипсы, и скоро автобус наполняется крошками и равномерным хрустением. 

    Я смотрю на дождевые капли на стекле автобуса (над Западной Украиной, как всегда, дождь), фотографирую сквозь окно солнечные лучи в обрамлении серых дождевых облаков... Наверное, такое чувство было у Штирлица, когда он ехал в Германию - и тревога, и грусть, и нетерпение.

     Автобус останавливается. Впереди - таможня. Последняя наша остановка на украинской земле.

     Все оборачиваются с прощальными взглядами назад, но прощальные взгляды пропадают зря, потому что автобус стоит, стоит, стоит... Уже темнеет, последние звонки домой от нечего делать (из Франции можно будет общаться с близкими только при помощи СМС), легковые автомобили и даже тридцатитонные фуры проезжают, а мы все стоим, стоим, стоим... Наконец, украинская таможня пройдена и мы теперь стоим на нейтральной полосе. Директор серьезным голосом говорит:

 -  Мы стоим на нейтральной территории, она не принадлежит ни Польше, ни Украине.

Силевич тут же объявляет:

 - Значит, на ней действуют мои правила!

Но Надежда Ивановна отвечает особым голосом, в каждой нотке которого слышно слово "облом":

 - Нет. Здесь действуют МОИ правила!

Все разговоры в автобусе тут же умолкают. Воцаряется мёртвая тишина.

     Через час мы наконец-то преодолеваем последние десять метров перед польской таможней. Я думал, что сейчас придут крепкие польские парни и начнут шарить по нашим вещам, но пред наши ясны очи предстала только хрупкая девушка, которая проверила у нас паспорта. Знал бы, провез целый рюкзак иностранной валюты, мехов, оружия и наркотиков.

     Наконец, мы трогаемся с места, стоит глубокая ночь, все засыпают. На следующее утро у нас Прага.

Глава 2.
Прага.  

     Первое впечатление о Праге - здесь очень много русских. Да и сам чешский язык очень похож на русский. Та же ситуация, что и с белорусским, язык не учил никогда, говорить на нём не могу, но все понимаю.

    Итак, нам предстоит восьмичасовая прогулка по городу. Сначала мы идем от вокзала к Пражскому музею. Пражский музей построен в начале 19 века в стиле классицизм с элементами барокко. Очень красивое здание, как и большинство зданий центра города.

     Вообще, Прага очень похожа на Львов. Например, Пражский оперный театр - точная копия Львовского оперного театра, только стоит не посреди улицы. Но здания Праги более цветные, чистые, светлые и ухоженные, из-за чего город кажется более новым.

     От музея мы идём вниз по улице к башне, открывающей вход в старый город. Башня резко выделяется на фоне окружающих её зданий своей высотой, тёмной окраской и некоторой мрачностью. В Чехии почти на всех башнях два шпиля на крышах, соединённые в одну продолговатую конструкцию.

     Девять часов утра. Мы не все ещё до конца проснулись, но все автоматически щёлкают фотоаппаратами.  

     На Центральной площади  мы видим ратушу и красивый готический костел.

     Ратуша построена в начале пятнадцатого века. Тогда же в нижней части ее башни было установлено прекрасное произведение технического и художественного искусства - куранты - творение Мастера Микулаша из Кадани. Куранты интересны тем, что каждый час происходит шествие фигурок апостолов, установленных на курантах. А над курантами стоят скульптурные изображения тщеславия, жадности, смерти и сладострастия. Ровно полдень. Рядом стоит какая-то экскурсионная группа, и я краем уха слышу, как экскурсовод говорит: "Сейчас фигурки начнут двигаться. Двигаться они будут ровно двадцать шесть секунд". И фигурки действительно оживают!

     За этими часами можно наблюдать очень долго, но мы идем дальше. Мы поднимаемся к Карловому мосту по узким улочкам старого города. Чем ближе к Карловому мосту, тем толпа становится плотнее. Становится жарко. Руководители кричат на нас, чтобы мы не терялись. Но Пашка и Соколкин всё-таки теряются. Тишка идёт их искать и теряется тоже. Просто они идут дальше по мосту, а он думает, что они позади и ищет их в старой части города. А РУКи ругают их всех. Но потом все находятся.

      На мосту толпа немного рассеивается, потому что он шире улицы, которая ведет к нему.

      Карлов мост - символ Праги. Сейчас он только пешеходный. Его ширина - десять метров. С обеих сторон мост "охраняется" двумя мощными башнями, а на всем протяжении моста стоят статуи различных святых, священников и проповедников. Мост построен во второй половине четырнадцатого века при короле Карле IV. На Карловом мосту расположен "пражский Арбат": разные художники предлагают свои работы.

     Всем уже давно  и безнадёжно хочется есть. Поэтому, сойдя с Карлового моста, мы идем в Макдональдс. Чехия сейчас относится к Евросоюзу. Но деньги там не евро, а кроны. Также, как в Польше - не евро, а злотые.

     После обеда у нас свободное время. Мы бегаем по сувенирным лавкам и скупаем все подряд, у кого на что хватит крон и фантазии. А я купил очень хорошую книжку о Праге. Продавцы в сувенирных лавках абсолютно все понимают по-русски.  

     На обратном пути, когда мы на автобусе выезжали на трассу, мы видели очень интересную архитектурную достопримечательность современной Праги - Танцующий дом. Его строили в 1994-1996 г. Дом представляет собой танцуюшую пару - мужчину и женщину. Но если бы мне это не сказали, я бы ни за что не догадался. Просто этот дом весь кривой и перекошенный, особенно левая его сторона, покрытая сверху стеклом. а некоторые окна перевёрнуты кверху ногами.  Как будто архитектор был пьян.

     Мы уезжаем из Праги. Теперь это один из моих любимых городов. Я буду помнить его всегда и хотеть в него вернуться.

Глава 3.
Париж

     Мы едем из Праги в Париж. Уже поздно, девочки почти все спят, а мальчики все поголовно играют в карты. Надежда Ивановна разговаривает по телефону. Закончив разговор, она вдруг резко оборачивается. Весь автобус застывает в самых разнообразных позах. Силевич - стоя на сидении задом к водителю, Соколкин - с повернутой на 180 градусов головой, а  Артём - с ногой, бесцеремонно перекинутой через проход на сиденье Вовы, которому "вообще всё пофиг".  Директор смотрит несколько секунд на эту картину, и громко объявляет: "Уважаемые дети! Только что мне звонила Оксана Ивановна. Сегодня в нашей школе торжественно отзвенел последний звонок!"

- Ура!!!!!!!!!!!!!!!

     Все начинают бегать по автобусу и бурно веселиться. Спать никому не хочется. А едем мы, между прочим, по территории Германии. И вдруг нас "подрезает" полицейская машина. В автобус входит немецкий полицейский, похожий на персонаж из фильма "Полицейская академия" и ещё похожий на робота. А его коллега остаётся подстраховывать его внизу. Оказывается, нельзя бегать по салону во время движения. Полицейские нас за это штрафуют. Надежда Ивановна безропотно отдаёт им пятьсот евро.

     В Париже нас поселили в гостиницу, которая находится недалеко от башни Монпарнас. Гостиница из самых дешёвых. Номер в ней стоит всего 47 евро. Такие гостиницы есть по всей Франции, и везде можно увидеть рекламу: "Зачем вам лишнее место в номере, когда вы спите? Что, сложно сделать несколько шагов по коридору? Зачем вам туалет в номере?" 

     Но вообще в этой гостинице нормальные условия - есть микроволновка, пять душевых и пять туалетов на каждом этаже, на втором этаже большой зал для завтраков, за дополнительную плату можно пользоваться компьютером, который стоит внизу.

     Первый день. У нас пешеходная экскурсия по городу. Наш проводник Христиан ходит очень быстро. Про все достопримечательности он говорит: "Это находится в пяти минутах ходьбы отсюда". И в итоге мы идём туда больше часа. В хвосте плетутся РУКи, а ноги, то есть мы, бегут впереди.

     Первая остановка - площадь Согласия. Египетский обелиск в виде высокой серой прямоугольной стеллы, испещрённой египетскими иероглифами. На постаменте вроде бы тоже есть иероглифы, только позолоченные, но на самом деле это стилизованные картинки, изображающие перевозку и установку этого памятника. Стелла установленна в честь победы Наполеона в Египте. Сначала их было две. Ту, что поменьше можно видеть на площади, а большая осталась в Египте.

     Дальше мы идём к собору святой Мадлен. Собор снаружи выглядит очень похоже на древнегреческий Парфенон. но внутри это обычный католический собор, построенный по готическим нормам. В стенах собора сделаны ниши, внутри которых стоят очень интересные статуи, а у алтаря стоит очень красивая статуя, изображающая Деву Марию в окружении ангелов. Я заметил удивительную её особенность: для того, чтобы сфотографировать эту скульптурную композицию на цифровой фотоаппарат, надо подойти к ней практически вплотную, иначе изображение получится расфокусированным. Это происходит оттого, что по краям композиции есть множество мелких деталей. Фотоаппарат пытается сфокусироваться на них, и центр в фокус вообще не попадает.

 

     После собора святой Мадлен мы идем к резиденции Президента Франции. Христиан рассказывает, что если над зданием поднят флаг, значит, Президент в резиденции. Мы смотрим - флага нет. Наверное, Николя Саркози уехал по делам. Кроме этого, Христиан сказал, что Президент обычно здесь не ночует. Но если надо, то он может провести здесь несколько суток.

     Пройдя обширный парк рядом с резиденцией, мы подходим вплотную к Елисейским полям. Слева вдали видна площадь Согласия, справа, так же далеко, видна Триумфальная Арка. А еще дальше, впереди, видна верхушка Эйфелевой башни. Там - последняя остановка нашего сегодняшнего путешествия.

     Но по дороге нам ещё предстоит осмотреть Дворец Открытий ( что-то вроде Манежа в Москве ) и мост Александра III.

      Елисейские поля обсажены деревьями, которые подстригают в виде прямоугольников. Деревьев такой формы я ещё нигде не видел. Это очень странно и дико.

     Дворцов Открытий два. Один  - Большой, другой - Малый. Они располагаются друг напротив друга. Большой, конечно, смотрится более солидно, но Малый мне понравился больше. Мы  переходим через мост Александра III. Он был построен в 1896 году в честь франко-русского союза и назван Николаем II в честь своего отца, Александра III. По-моему, это самый величественный и красивый мост Парижа. Но почему-то, когда я смотрел книгу "Мосты на Сене", его там не оказалось. На этом мосту установлены символические скульптуры России и Франции - аллегории Сены и Невы, но когда мы были, их как раз реставрировали. Мост украшен гирляндами цветов, нарядными большими фонарями и аллегориями морских гениев.

     Наконец, мы подошли к Эйфелевой башне. Не пойму, почему все так критикуют это сооружение. По-моему, оно очень оригинальное и по-своему красивое. Особенно вечером, когда башня подсвечивается изнутри. Башня была построена в 1889 году ко Всемирной выставке. После выставки ее планировали разобрать, но башню так полюбили туристы, что пришлось ее оставить. Башня названа в честь одного из инженеров, которые ее строили - Гюстава Эйфеля. Мы поднимаемся на самый верх - на третий ярус. Во время моего первого посещения Парижа мне не удалось попасть на третий ярус, потому что была зима и плохая погода. А сейчас конец мая и погода просто прекрасная. Некоторые люди даже загорают на зеленых газонах внизу, рядом с башней, на берегах фонтанов.

     Наверху мы были довольно долго. У нас было свободное время, и каждый фотографировал, что хотел.

     За это время успело стемнеть, и когда мы возвращались, на улицах горели фонари, а башня светилась изнутри, как инопланетный корабль.

      На второй день мы поехали в Диснейленд. Мне казалось, что большинство из нашей группы уже переросли такие развлечения. Да ничего подобного! Все с азартом кинулись к аттракционам. Особенной популярностью у нас пользуются аттракционы "Космическая гора", "Замок привидения" и "Пираты Карибского моря". По-моему, самый впечатляющий и крутой аттракцион - "Космическая гора". Это - американские горки под крышей на большой скорости с тремя переворотами вниз головой, резкими виражами и остановками в окружении космических декораций.

     Вечером того же дня мы едем кататься на катере по Сене. Катер отправляется от пристани возле Эйфелевой башни и идёт с семью остановками по замкнутому маршруту. Сначала к музею Орсе, потом к церкви Сен-Жермен-де-Пре, после нее - к собору Нотр-Дам и к Ботаническому Саду. Там катер разворачивается и идёт к мэрии, к Лувру, затем - к Елисейским полям и возвращается к Эйфелевой башне. Катер абсолютно не похож на морской транспорт. Он больше напоминает автобус. Он закрытый и на нём совсем не чувствуется качка. Только на обратном пути я вышел на заднюю палубу и почувствовал ветер.

СМС, посланное маме из Парижа:

НЕ ВОЛНУЙСЯ, ВСЕ В ПОРЯДКЕ, в гостинице ем рыбу и печенье, завтра Лувр, все класс!

     А на третий день у нас - прием в мэрии. Мы должны передать мэру Парижа подарки от мэра Феодосии, потому что мы все называемся "делегация". Якобы мэр Парижа высказал желание посмотреть на выступление нашего танцевального ансамбля.

     Несчастные участники ансамбля, слава богу, я не из их числа, прямо в автобусе переодеваются в национальные украинские костюмы. Так как парковки рядом с мэрией нет, всем нам приходится идти через центр Парижа в таком странном виде. Чернокожие продавцы сувенирных Эйфелевых башен и такие же чернокожие охранники мэрии показывают на нас пальцами и улыбаются белоснежными голливудскими улыбками во все свои сорок восемь зубов.

     Снаружи здание мэрии очень похоже на Лувр. Но внутри оно красочнее, чем Лувр. На первом этаже расположены туалеты и большой красивый зал приема с конной статуей Жанны Д' Арк. Потолок такой высокий, что, если поверх статуи поставить еще одну такую же, то она вполне поместится и еще останется место. С первого на второй этаж ведет лестница для почетных гостей (вроде нас). Не почетные гости едут на лифте. Чем дальше мы идём, тем красочнее и больше залы нам встречаются.

     Обстановка напоминает Эрмитаж. Женщина, которая встретила нас внизу, рассказывает, что это здание было построено после революции для того, чтобы хоть одно здание во Франции могло представлять собою мощь Республики.

     Кстати, оказывается, что наш визит - первый разрешенный групповой визит в официальную часть мэрии, в которую раньше пускали только сотрудников и высокопоставленных иностранных гостей. Нам показывают витрину, в которой размещены подписи всех президентов Франции и некоторых президентов иностранных государств.

     Подпись Дмитрия Медведева - самая большая и выполнена на самом большом бланке.Знай наших!!!

     Когда мы доходим до праздничного зала, оказывается, что не только мэр, но и заместитель мэра нас принять не могут: у них дела. Мы сгружаем свои подарки тетке-протоколистке, которая вовсе не настроена смотреть украинские народные танцы. Поэтому в том же виде мы идём обратно в автобус.

     Танцоры переодеваются, и мы идем в Нотр-Дам.

  

      Про Нотр-Дам я писал раньше в книге "Записки нетрудного подростка". Поэтому сейчас напишу про Лувр, в который мы пошли потом.

 

     Мне Лувр напоминает московский Пушкинский музей.

     Сначала мы долго идём по египетской экспозиции. Некоторые мумии сохранились очень хорошо, а от некоторых почти ничего не осталось. После египетской экспозиции начинается экспозиция, посвященная искусству Древней Греции. Мы видим многочисленные мраморные статуи и саму Венеру Милосскую (подлинник). Кроме того, что у нее нет рук, на поверхности статуи очень много мелких трещин и дырочек, которые на фотографиях незаметны. Вообще, практически у всех экспонатов в древнегреческой коллекции не хватает каких-нибудь частей тела: у кого рук, у кого ног, у кого головы,  а у кого и органов размножения. Например, чуть подальше от Венеры Милосской, как будто охраняя её,  стоят два почти одинаковых мраморных воина, только один обычный, а второй - евнух. А мы идём дальше. Маленькая внучка директора Даша начинает ныть:

 - Зачем нас сюда привели? Тут кругом сплошные камни!

     И тогда мы идём на второй этаж смотреть живопись. А вот и знаменитая Мона Лиза Леонардо да Винчи. Эта картина висит одна на огромной стене в гигантском зале. На боковых стенах висят многометровые батальные полотна, а перед Моной Лизой стоит непроходимая толпа. Толпу от шедевра отделяют сначала деревянные перила, а потом толстое, пятисантиметровое стекло.

      На многочисленных репродукциях я никогда не обращал внимания на задний план этой картины. Он удивляет тем, что левая часть не соответствует правой, а небо над ними общее. Сама Мона Лиза как бы загораживает какую-то тайну, может быть, поэтому она так загадочно улыбается. А может быть, у нее просто не все зубы целы. Может быть, если бы эту картину по-другому повесили, перед ней не толпилось бы столько народу, и на нее не хотелось бы смотреть так долго.

     А на следующий день утром мы гуляем по Монмартру (точь-в-точь наш Арбат), видим Мулен Руж, а потом едем в Версаль.

       

     Поездка в Версаль была испорчена двумя обстоятельствами: во-первых, во дворец мы не попадаем, потому что билет стоит очень дорого, а во-вторых, почти сразу же у нас потерялся Антон Соколкин. Мы пошли по центральной аллее парка вперед, а он пошел вправо и заблудился. И только мы начали рассматривать статуи и фонтаны, обнаружилось его отсутствие. Были приняты меры поиска: все разделились на минигруппы  и пошли его искать. А Антон, вернувшись к началу аллеи, решил, что все его ждут у автобуса, и пошел туда. А все в это время искали его в парке. Из-за всего этого Версаль мы посмотрели плохо. Мне кажется, он очень похож на пригороды Петербурга - Пушкин, Петергоф... Только пригороды Петербурга, конечно, красивее. А ещё Версаль очень похож на учебник геометрии из-за обилия прямых линий, углов, ровных окружностей и зеленых насаждений в форме геометрических фигур.

    

     В парке множество очень красивых старинных статуй. И на их фоне очень дико выглядит выглядит временная выставка "скульптур" какого-то модного современного автора. "Скульптуры" эти представляют собой огромные ржавые стальные дуги, наваленные кучами и имеющие разный диаметр, наклон и угловую меру.

     В последний день в Париже мы посетили музей Орсе. Это музей изобразительного искусства XIX - начала XX века. Этот музей называют самым прекрасным музеем Европы. Музей находится в здании бывшего вокзала.

     В 1939 году вокзал был заброшен, и его хотели снести. И только в 1973 году президент Помпиду решил создать в нём музей, какого в Париже ещё никогда не существовало. В музее арочный стеклянный потолок, как в ГУМе, или во Львовском вокзале. Весь музей очень светлый, золотисто-бело-бежевый, и сразу напоминает о первых годах двадцатого века.

     В музее находятся картины таких художников, как Ван Гог, Делакруа, Мане, Моне, Ренуар, Дега и др. А в правой половине сейчас находится выставка, которая произвела на меня неизгладимое впечатление. Это выставка движения в искусстве начала  XX века "Арт нуво". На выставке представлены мебель, картины и скульптуры, которые воплощают в себе движение, легкость и загадочность. Это вещи из прошлого, которые выглядят так, будто они побывали в будущем. В моем представлении, они могли бы находиться на подводной лодке "Наутилус". А ещё они похожи на некоторые детали интерьера фильма "Золотая цепь". Может быть, если бы люди жили в окружении таких красивых вещей, то и их чувства и мысли стали бы хоть чуть-чуть красивее.

    

     В тот же день мы покидаем Париж. Позади - тонны новых впечатлений, а впереди - знакомство с жизнью французской провинции.

Глава 4.
Сан-Мишель

     Остров Сан-Мишель, я считаю, это самое красивое из всех мест, которые мы посетили за эту поездку. Такое бывает только в сказке, или в игре про Гарри Поттера, или во сне. Такое не может существовать наяву. Но оно существует. Остров является источником очень многих легенд и мифов. Древние кельты считали, что на нём находятся могилы богов и духов, и поэтому дали ему второе название - Гора Могилы. Первая церковь на острове была построена еще 13 веков назад. В 708 году жителю Авранша, будущему святому Оберу пришло видение с указанием построить здесь церковь, посвященную архангелу Михаилу. В X веке правитель Нормандии отдает гору 12 бенедиктинским общинам. Это можно считать официальным рождением аббатства Сан-Мишель.

      Во время Столетней войны расположенная здесь деревня отчаянно сопротивлялась врагам, поэтому никогда не была захвачена.

      Во время Революции здесь была тюрьма, а до середины XIX века - кладбище. Но, несмотря на это, место это отнюдь не кажется мрачным, оно кажется только сказочным.

     В 1966 на гору вернулись бенедиктинцы, которых сейчас осталось всего трое. А остров продолжает оставаться объектом поклонения и интереса очень многих людей.

     Замок Сан-Мишель стоит на скале и как будто вырастает из неё. Он построен из серого камня, а в некоторых местах покрыт жёлтым и зелёным лишайником. Сине-серые крыши сделаны из свинца. А на самом высоком шпиле самой высокой башни установлена золотая фигурка архангела Михаила.

      Если подъезжать туда во второй половине дня, то кажется, что замок - обычный сухопутный город. Вокруг замка раскинулась песчаная пустыня, и по ней неторопливо текут небольшие мелкие ручейки. Дорога чуть-чуть приподнята над песчаной долиной. Но вечером, когда уже начинает темнеть, реки начинают расширяться и ускорять свое движение. Начинается прилив. Бывшая пустыня покрывается водой и теперь единственное сухое место, по которому можно добраться на материк - дорога. Но так бывает не всегда. Высота прилива бывает разной. Иногда вода поднимается так высоко, что даже закрывает перешеек. На этот случай в начале и в конце дороги стоят знаки. С одной стороны знака написано:"Сегодня вода покроет эту дорогу", а на другой стороне - "Сегодня вода не покроет эту дорогу". Но когда мы приехали, все законы природы были нарушены (наверное, в честь нашего приезда).

     Прилива не было вообще. Реки разлились только чуть-чуть, пески стали зыбучими,  но равнина как была песчаной пустыней, так ею и осталась. Когда мы гуляли по бывшему дну океана где-то за час до предполагаемого начала прилива, песок сначала был сухой и устойчивый, а потом стал мокрый и как будто резиновый и весь стянулся как будто в одну плотную плёнку. Если нажать на такую плёнку пальцем, то она начнёт дрожать, а если наступить на неё ногой, нога вязнет. Мы долго стояли на самой высокой обзорной башне Сан-Мишеля, но прилива так и не дождались. Океан сломался!

     Внизу в воде быстро плывёт какое-то существо. Силевич задаёт свой коронный вопрос: "Что это за бред?!"  Я иронически вздыхаю: "С каких это пор твой бред стал ещё и плавать?" А плывёт это отнюдь не бред Силевича, а живой и настоящий бобёр. Мы видим его очень хорошо, когда он выходит на сушу. Особенно его лопатообразный хвост. А он нас вообще не видит и куда-то бредёт по своим бобровым делам, а потом ныряет обратно в воду и уплывает. 

     Поздним вечером, так и не дождавшись милости от природы, мы пошли спать в автобус. А на следующее утро мы  отправились в Руан.

Глава 5.
Семья

Как вы думаете,
легко ли управлять страной,
в которой одних сортов сыра
столько же, сколько дней в году?
(Шарль де Голль)

     В Руане мы должны жить в семьях. Я думаю, в какую семью попаду. Может быть, там будут маленькие дети, поэтому я везу с собой машинку. Может быть, там будут дети постарше. На этот случай я везу с собой пазлы "Картины Айвазовского". А для родителей - тоже картины Айвазовского, только альбом. И ещё большой настенный календарь.

     Но оказалось, что в семье, в которую я попал, совсем нет детей. Вернее, они есть, их четверо, но все они уже взрослые и живут отдельно.

    Семья состоит из хозяина - мсье Рене, его жены - мадам Николь и бабушки, которой 95 лет.

     Мсье Рене в прошлом был главным инженером на заводе, а ещё раньше он был фотокорреспондентом на войне с Алжиром 1954-62 г. Сейчас он пенсионер и всё свободное время посвящает работе в саду и изготовлению очень интересных поделок из дерева. Мсье Рене в своё время закончил политехническую школу. Это очень престижное учебное  заведение, которое основал сам Наполеон. В этой школе он учился с 11 до 17 лет. Потом он остался преподавателем в той же школе, а потом ушёл на войну. На войне он получил травму правого плеча. Поэтому иногда у него дрожит правая рука. После войны он ездил на обучение в США.

     Дом полон самодельными статуэтками, африканскими масками и необычной восточной посудой. В подвале у мсье Рене богатая мастерская, которая может быть предметом гордости любого мужчины. В ней есть четыре электрических пилы разных типов, два перфоратора, не считая напильников, стамесок и прочего мужского инструмента. А ещё в доме очень много книг. Находятся они в самых неожиданных местах.  Больше всего энциклопедий, словарей, но есть и художественная литература.

     Мадам Николь домохозяйка. В основном, она уделяет своё время бабушке - своей маме. Глубокую старость бабушки в семье называют болезнью. Но бабушка вовсе не выглядит больной или сильно старой. Она довольно бодро ходит по дому и по саду, улыбается и никогда ни на что не жалуется. У бабушки склероз. Мадам Николь говорит, что она может забыть закрыть за собой воду, или выключить свет, а там везде счётчики. Поэтому бабушку никогда не оставляют одну. Её моют, одевают в старинные, но красивые одёжки, как маленького ребёнка.

     У нас на Карантине много стариков. Все они моложе французской бабушки на 10, 20 или даже больше лет. Но все они выглядят старше. Они все больны самыми разными болезнями, вечно недовольны жизнью, размерами пенсий, ценами, правительством, пьянством детей и внуков, а также погодой и программой телевидения. У них совсем другая жизнь.

     В доме два этажа и шесть комнат. Меня поселили на втором этаже в детской. Последней там жила дочка мсье Рене, которая сейчас вышла замуж и уже родила ребёнка. На стенке до сих пор висят её детские фотографии  и её рисунки. На одном из них изображена девушка, стоящая на причале глубокой ночью, а вдали виден уходящий корабль. Над всем этим написано слово "подожди" почему-то по-английски.

     Едят французы, по сравнению с нами, очень мало. Может быть, поэтому они к старости так хорошо выглядят. Практически основным блюдом являются разные сорта сыра в самом натуральном его виде. Сыр едят без всего - без хлеба, без макарон. Сыр не едят, его вкушают. Хлеб с маслом едят отдельно. Когда хозяева увидели, как я кладу сыр поверх хлеба с маслом и жую это всё, приговаривая: "Ах, как вкусно! Какой у вас вкусный сыр!", они были очень удивлены. Но потом мсье Рене сам попробовал так есть сыр и понял, что его вкус от этого никоим образом не портится. К концу моего пребывания в Руане бутерброды с сыром ела уже вся семья. Наверное, теперь это станет их новой традицией. По утрам они не едят вообще ничего, только пьют кофе. Традиционно кофе тоже вкушают, то есть пьют его без сахара, без молока, без хлеба и без печенья. Но мсье Рене пьёт кофе с сахаром и с молоком, разве что без хлеба. А я пью кофе со всем подряд, что попадётся под руку. На обед едят салат или суп, больше похожий на пюре, потому что всё в нём протёрто, мясо с гарниром, сыры, йогурт или мороженое (карамельное или клубничное). Ужин практически ничем не отличается от обеда. Стол накрывают по всем правилам. Приносят полотняные салфетки, скатанные в трубочки и засунутые в специальные колечки, ложки, вилки, ножи раскладывают особым образом вокруг тарелок. За едой ведут спокойный разговор ни о чём. Только мы с мсье Рене иногда спорим о двигателях и языковом вопросе. Мадам Николь только улыбается и делает вид, что слушает и всё понимает.

     Несколько раз я пытаюсь разговорить французскую бабушку. Но она почти никогда не говорит  ничего, кроме "да", "нет", "мерси" и своей коронной фразы: "Какое сегодня прекрасное солнце!" У неё была такая насыщенная жизнь! Наверняка она видела войну, оккупацию, пережила многих президентов... Но всё это ушло, забылось, как неважное и второстепенное. Осталось только самое главное: "Какое прекрасное солнце сегодня!" Только однажды она сказала мне: "Я когда-то жила в большом городе у моря и каждый день видела из окна, как проплывают большие корабли. А сейчас я живу у своей дочери в деревне".

     При нашем отъезде из Руана некоторые семьи жаловались, что не очень хорошо понимали детей, которых к ним поселили, хоть дети их и понимали нормально.  Мы с мсье Рене понимали друг друга прекрасно. И о чём только мы не разговаривали! Чаще всего это происходило, когда он провожал меня пешком на другой конец посёлка к нашему автобусу, на котором я ездил выступать. Мы рассуждали о том, из какого материала лучше делать магнитные двигатели, возможен ли вечный двигатель в принципе, сможет ли кто-нибудь вообще в мире победить Роже Федерера, говорили о независимости Украины, о русском языке, о фашизме, о войне 1812 года и о художнике Айвазовском. Кстати, Айвазовского французы совсем не знают. И даже не могут правильно произнести его фамилию. Но картины им понравились.

Глава 6,
из которой понятно, почему мы все-таки называемся театром

     Город Руан состоит из нескольких районов, которые находятся на некотором отдалении друг от друга. Они называются коммуны и выглядят, как отдельные маленькие городки или деревни. Мы между собой называем их "колхозами". Те, в которых мы живём и выступаем, называются Дарнеталь, Маромм, Сен-Пьер де Варанжвиль, Кантелье, а тот, в котором жил я - Дюклер. В среду во второй половине дня РУКи повели нас в центр Руана на экскурсию. Мы видели башню, в которой сидела Жанна д' Арк перед казнью, видели место сожжения Жанны и посетили церковь рядом с ним, а также Руанский собор.

      Место сожжения Жанны д' Арк выглядит, как круглая площадка, засаженная травой и цветами, посредине которой прямо из куста вырастает высокий, под пятнадцать метров крест. Он почти до верха бетонный, а наверху - металлический.

     Рядом с местом сожжения - церковь со светлыми стенами, наполовину стеклянными, и темной крышей, которая в некоторых местах спускается почти до земли. Снаружи здание храма напоминает диковинную рыбу или рептилию, а внутри выглядит так, как будто это здание попало в черную дыру и там трансформировалось до неузнаваемости, став еще более притягательным. Несмотря на то, что внутри храма есть круглые и овальные окна, крыша имеет странные округлые, как будто вывернутые формы, все равно там рождается такое же чувство, как и в любом классическом храме или соборе - чувство приподнятости и желание задрать голову как можно выше, потому что потолки там очень высокие. Из-за странности здания и высоких, вытянутых и загнутых форм, хочется говорить как можно тише.

     Стены церкви большей частью состоят из стекла. В гигантских овальных окнах расположены старинные витражи. Раньше они стояли в другой, старинной церкви, которая стояла на том же месте и была разрушена во время II мировой войны. Витражи удалось спасти, и теперь они украшают современную церковь.

     Руанский собор почти в два раза больше, чем собор Нотр-Дам в Париже. Среди всех соборов, которые я видел, в этом, наверное, самые высокие потолки. Красивые готические своды почти не видны. На фасаде собора размещено много скульптур, представляющих собой грехи, святых и сцены из жития Христа. 

     В центре Руана все исторические здания имеют очень интересные стены. Внизу они белые, оштукатуренные, а поверх штукатурки крест-накрест прибиты темные доски. Поэтому дома смотрятся, как из сказок Андерсена. Такой способ строительства фасадов - отличительная особенность архитектуры севера Франции.

     Со следующего дня после приезда мы начали выступать. Утром выступили в Дюклере, а вечером приехали в Кантелье на торжественное открытие.

Письмо, посланное маме по электронной почте с компьютера французской семьи в два часа ночи.

Приввет!!!)))
Я сегодня первый раз выступал! Нормально! Хорошо! Потом я только смотрел и... отдыхал!!!))) После торжествного открытия был банкет с национальными блюдами разных стран. Организаторы толкали речь. Сказали, что приехали из Венгрии, Румынии, от нас))) и Камеруна. Ангола не приехала, ей визу не дали.
Удивительно!!! Я только что договорился с хозяевами в 4тверг сходить по музеям и на место сожжения Жанны Д'Арк и в башню, где она сидела... и вуаля!!! Читаю твое письмо. )))))))))
Ну так вот, я закончил на банкете))) Я выпил там 4... или 5 стаканов сидра. Я не помню. И попробовал кальвадос. И вот шо я хочу сказать: "Мама!!! Никогда не пей кальвадос!!!))))))))))))" Он очччччччень крепкий и отдает тем же сидром и чуть-чуть пахнет мылом... или мне кажется??77??
Я ж говорю, с деньгами все в полном порядке))) есть 20-15 евро на повседневные расходы.
Только что получил СМС. Как ты могла подумать так, о женщина, мать моя, что я не отвечаю на твои СМС???777???))))) Я отвечаю на твои СМС!!!! Я ж уже объяснял!!! Ето проблемы со связью!!!!
Дискутировал по поводу вечного двигателя с хозяином - он же инженером работал, и еще каким))) Он поощряет все проекты, но сошлись мы с ним только на одной идее - магнитной. Двигатель електрический мы вместе точно посчитали, он способен, оказывается, только свое вечное движение поддерживать, а потребитель выведет систему из строя. Просто потери на любых проводах, даже золотых и константи....ой...константановых будут оччччень большие. А магнитный - мы поговорили, он сначала сказал, что надо миними...ми...зировать трение и купить хорошие подшипники. На что я ему ответил схемой магнитной подвески оси (полностью без трения, ось висит в воздухе между сильными магнитами.) Инженер одобрил))) Будем с ним переписываться и идеями перекидываться. Ишшо имел дискуссию с водителями со Львова по поводу национальной идеи и прочей байды. Оба водителя толстенькие, седые, голубоглазые и похожие на Богдана Бенюка. Они просят оставить свои координаты.
У румынов в труппе есть хорошенькие девочки))) Мне одна, как говорят французы, est tape dans l' oeil (понравилась.) Завтра, наверное, познакомлюсь.
Про Верблюд пиши все, что происходит. Писал ли Париловский? Присылала ли Ушенко или Вечирко что-нибудь? В контакте я был позавчера, я наверное после этого кнопку выйти нажать забыл, вот и забрались.
Ну все кажись))))
Пока)))
Спо...покойно...ной ночи)))))))))))
Лев.

     Выступления происходят обычно так: сначала выступает группа Светланы Олеговны с "Принцессой...", потом показывают украинские танцы, потом меняют публику, и выступает наша группа с нашим спектаклем, и после этого - опять танцы. Старшая группа со спектаклем про СПИД, который пользуется большой популярностью, так как эта тема в современной Франции очень актуальна, а также вторая часть танцевального ансамбля с русскими танцами, обычно выступает отдельно. Публика, в основном, состоит из школьников, учащихся ПТУ, которые, по-моему, старше наших пэтэушников, иногда приводят совсем маленьких детей, лет десяти, и показывают им спектакль про принцессу. Иногда мы выступаем в одном концерте с румынами и венграми.

     Выступления почти в каждом "колхозе" проходят в Зале праздников. Такой зал есть в каждой коммуне. Зал стоит на центральной площади и приспособлен под любые торжества от дня рождения до поминок.

     Театральный фестиваль, в котором мы участвуем, проводит общественная организация "Глоб Театр". Главный офис Глоб Театра расположен прямо напротив дверей организации "Католическое спасение Франции". И с первого взгляда даже трудно определить, где католическое спасение, а где всё-таки театр.

     По-моему, самым сильным спектаклем на фестивале (из тех, которые мне удалось посмотреть) был спектакль нашей старшей группы "Мой белый ангел" про СПИД. Он был сделан очень профессионально. Вера играла лучше всех. Когда они выступали перед пэтэушниками, она так естественно изобразила попытку самоубийства, что Киря за неё реально испугался и закричал по-русски: "Воды! Воды!", хотя на самом деле этот текст он должен был кричать, конечно, по-французски. Потом я слышал, что его за это ругали.

     Ещё мне понравился венгерский спектакль-аллегория. В нем показано возникновение грехов и трансформация человеческой личности. Спектакли хозяев фестиваля были чуть-чуть слабее. Они выступали немного спустя рукава. Самым запоминающимся их спектаклем был немой спектакль про кафе и тюрьму. Очень смешной. Наш спектакль тоже нравился публике. На последнее выступление мсье Рене привёз всю семью, включая бабушку. Бабушка смотрела спектакль с большим интересом, а мсье Рене после выступления сказал лично мне: "Браво!", а когда мы выходили на поклон, "браво!" кричали многие люди.

     Уже ближе к концу пребывания в Руане у нас была ярмарка. На большой площади перед культурным центром в Кантелье установили столы, за которыми мы продавали разные сувениры и прочие вещи, которые привезли с собой. Некоторые люди продавали даже водку и сигареты тех стран, из которых они приехали. Оксана Семчак от головной боли выпила анальгин, а остальные таблетки положила на стол, где стояли сувениры для продажи. Вера спросила: "Ты и анальгин продавать будешь тоже?" "А почему бы и нет?" Но анальгин так никто и не купил. Наверное, потому, что во Франции он запрещён.

     Закрытие фестиваля происходило в Дарнетале в Зале праздников. В одной комнате был накрыт фуршет для РУКов и тех, кто устал. А в другой комнате была дискотека для всех остальных.

     В четверг у меня был свободный день, и мы с мсье Рене договорились сходить в Руанский музей изобразительных искусств. Но по необъястнимой причине именно в этот день музей оказался закрыт. Но ведь в Руане не один музей! И мы пошли в музей запахов. Музей запахов расположен в ангаре возле речного порта. Там стоят терминалы разной формы, которые источают различные запахи. Надо было нюхать и проходить тесты. Ставить запахам какое-то количество баллов по приятности или дружелюбию... Например, мочу жирафа большинство людей по дружелюбию оценили на 8 баллов, а я на 5. Запахи были приятные и неприятные, сильные и слабые - разные.  Показана связь между звуком и запахом. Например, человеку кажется, что запах хлорки усиливается, когда в трубке, похожей на телефонную, слышны звуки, записанные в детском бассейне. Музей, хоть и небольшой, но очень интересный.

     А в музей изобразительных искусств мы с мсье Рене пошли в субботу. Интересно то, что никто из семьи, в которой я жил, в этом музее раньше не бывал. С мсье Рене взяли целых пять евро за билет, как с пенсионера (полный билет стоит 10 евро), а меня пропустили бесплатно. В музее я с удивлением увидел русские иконы. Под одной было написано "Суздаль. Россия." Да... Далеко тебя занесло.

    

     Остальные три были с севера Украины без указания города.

     В этом музее представлены коллекции фламандской, итальянской и французской живописи. Мне он напомнил Симферопольский художественный музей, хотя экспозиция в Руанском, без сомнения, богаче.

     В последний день, перед закрытием фестиваля, мы всей семьей едем в Дьепп. Эта поездка - скорее для мсье Рене и мадам Николь, чем для меня. Это - поездка-воспоминание. Мсье Рене рассказывает о том, как его семья много раз переезжала, в основном, по северо-западу Франции, была в Булони, Ле Гавре, и в Дьеппе тоже жила.

     Мы едем мимо маленьких деревень, и мсье Рене показывает места, которые связаны с его жизнью, а мадам Николь показывает места, связанные с ее жизнью, например, дерево, об которое она когда-то разбила свою машину... Наконец, мы подъезжаем к Дьеппу. Издалека уже виден океан, так как город достаточно круто спускается вниз. Мы подъезжаем к пляжу, выходим...

     Ощущения совсем не такие, как на нашем пляже. Сразу понятно, что мы находимся перед океаном. Волны очень большие, а пляж не ровный, а резко спускается к океану, тоже как бы волнами. Город немного похож на Севастополь. Такие же изрезанные бухты, очень много кораблей. Справа у пристани виден паром, который загружают автомобилями, для того, чтобы отправить их в Англию. Слева далеко видна десятиметровая меловая скала, которая очень похожа на ту, что тянется вдоль берега Сены в Дюклере. На ней виден грозный Дьеппский замок. Справа тоже есть возвышенность, но она пустынная, и на ней стоит только одинокий собор.

    

      Еще в Дьеппе очень свежий воздух, и запах соленой морской воды там даже сильнее, чем у нас в Феодосии.

 

      Когда мы были в Дьеппе, я подумал, что этот город мог быть описан Грином. Кстати, вы знаете, что недалеко от Руана есть город Лисс?

     Когда мы ехали обратно, мы увидели почти все мелкие города от океана до Дюклера. Они очень живописные, и ко всем ним больше подходит определение деревни. Однако во Франции практически любой населенный пункт с населением свыше пяти тысяч жителей называется городом.

     Я думаю, почему мы так по-разному живём? Потому что мы сами разные. Французы очень экономные. Нет, не жадные, наоборот! Они очень щедрые и гостеприимные. Просто экономия у них на государственном уровне. И все эту политику поддерживают. Например, мсье Рене сказал мне, что не может поливать газон. Я спросил, почему? А он ответил, что так как сейчас в стране засуха, воду надо экономить и тратить на полив можно только 10 литров в день. А у них в саду ещё розовые кусты и ещё цветы какие-то. Поэтому газон они не поливают. Я думаю, что если бы такой закон приняли у нас, люди бы вставали поздно ночью и поливали свои газоны тайком. А дисциплинированные французы безропотно слушают свое правительство. Может быть, поэтому жить там сейчас гораздо легче, удобнее и приятнее, чем у нас. Машины они сейчас тоже не моют, это тоже запрещено, но они остаются чистыми, потому что коммунальные службы моют дороги. А транспорт у них развит очень хорошо. Практически между всеми коммунами Руана ходят автобусы и трамваи. Остановки устроены так: пол остановки всегда поднят, для того, чтобы быть на уровне с полом автобуса и чтобы людям было удобно заходить. На них есть навесы, остановок без навесов просто не существует, и на всех станциях есть табло, которое показывает, сколько минут осталось ждать до следующего автобуса или трамвая.

     Существует миф об открытости, ветрености и болтливости французов.  Это - неправда. То есть они разговаривают так же, как и все люди, с той же скоростью и степенью открытости.

     Когда я ехал во Францию, я очень не хотел брать пиджак, но он был мне нужен для роли. Мама сказала мне:

 - Ты его возьми, а когда будешь ехать домой, оставь где-нибудь, потому что к осени всё равно надо покупать новый пиджак, так как этот стал мал.

     Сначала я хотел надеть пиджак на памятник, было бы прикольно - памятник в пиджаке. Но подходящие памятники все не попадались. Пришла пора уезжать, а пиджак все еще со мной! И тогда я увидел какой-то цыганский табор бедных цыган, расположившийся в парке. Между деревьями ходили маленькие цыганские дети и просили милостыню. Когда одна из цыганских девочек подошла ко мне, я отдал ей пиджак. Она понесла его ко всем остальным, и когда они увидели мой пиджак, они набросились на него и стали растягивать в разные стороны. Но он все-таки остался цел. Крепкие пиджаки, однако, продают в Киеве в магазине "Детский мир"!

     Судьба вещей порой бывает интереснее судьбы их хозяев. Вот сижу я сейчас, печатаю этот отчет, а мой пиджак кочует с цыганами по дорогам Европы...

Глава 7.

Берлин

     И вот, наконец, мы прощаемся с Руаном и семьями, в которых жили, и направляемся в Берлин.

      Вообще, мы сначала планировали ехать в Австрию. Но по дороге случается маленькая неприятность, которая приводит к большим последствиям. Во время одной из остановок Надя Рутилевская решает вдруг достать что-то из своего огромного чемодана, который лежит в багажном отсеке. То, что она хотела достать, она достала, но багажник после этого уже не закрылся. Водители пытаются его открыть, чтобы поправить чемодан, но - о ужас! он и не открывается. Багажный люк застрял на середине и пыхтит, так как он автоматический. А так как наш автобус снабжен микрокомпьютером, то и ехать с открытыми дверями и багажниками он не может.

     Мы беспомощно стоим на заправке, а мимо проносятся счастливые люди на своих транспортных средствах с закрытыми багажниками.

     Мы начинаем всерьез волноваться, ведь если так пойдет и дальше, то мы не успеем не только в Вену, но и на поезд во Львов.    

     Татьяна Николаевна по телефону вызывает полицию. 

     У наших ментов первый вопрос после приезда на место происшествия: - "Что у Вас произошло?", а у немецких полицаев: - "Какая у Вас кредитная карточка - Visa или MasterCard?"

     Полицейские за три минуты чинят багажник, и вот первая радостная новость - хоть мы и не успеваем в Вену, но зато мы успеваем в Берлин.

     Берлин очень отчетливо разделен на две половины, так как раньше это были два различных города и относились к разным государствам. Через весь город как бы проведена воображаемая линия, на которой построены новые торговые комплексы и бизнес-центры. Новая застройка даже в самом центре. Это потому, что раньше от Берлинской стены в обе стороны шла широкая, под 300 метров полоса отчуждения, на которой вообще ничего не было, кроме оборонительных сооружений. Ольга Ивановна говорит, что, когда она ездила с группами в прошлые годы, они останавливались в восточном Берлине. А мы сейчас остановимся в западном. В окно виден памятник погибшим советским воинам. Это четыре колонны под портиком. А перед этой конструкцией на постаменте стоит бронзовая фигура советского солдата. По бокам памятник "охраняют" два советских танка. Автобус останавливается и впереди мы видим Бранденбургские ворота. Меня охватывает победное чувство гордости за наш народ, освободивший мир от фашизма. Мы проходим сквозь ворота. Они оказываются гораздо выше и больше, чем я их представлял до сих пор. Но ворота в Москве на ВДНХ всё равно выше.

     После посещения Бранденбургских ворот, и конечно, супермаркета мы идём на обзорную экскурсию по городу к двухэтажному автобусу-кабриолету. На втором этаже этого автобуса вообще нет крыши, есть только боковые стенки. Для каждого  экскурсанта предусмотрен специальный аппарат, рассказывающий о Берлине двумя разными голосами на всех языках и обладающий чувством юмора. Мы проезжаем мимо Берлинского собора, посольств разных стран (причём русское посольство в Германии самое большое не только в этой стране, но и вообще в Европе. Раньше этот комплекс зданий занимало посольство СССР в ГДР).

 А американское посольство - самое новое, так как американцы никак не могли договориться с немцами о размере безопасной зоны вокруг здания. Немцы могли дать только 15 метров, а американцы хотели вдвое больше. В итоге американцы уступили.

     Еще один развенчанный миф: всю жизнь я считал, что у немцев строгие нравы, они сдержанны, чистоплотны и аккуратны. И что же мы видим на самом деле?! В парке, посреди столицы, голые берлинцы занимаются друг с другом любовью прямо на траве. Это у них какой-то специальный парк, где стоит памятник гомосексуалистам. Я все теоретически могу понять, но зачем ставить эту "достопримечательность" прямо в центре города!? А берлинские мусорники! Вокруг них мусор валяется кругом радиусом 5 метров. Радиус же химического поражения несравнимо больше. А жвачки, налепленные на остатки Берлинской стены! Да, их, конечно, налепляют туристы, но почему никто это все не убирает?!

     Когда-то я слышал, что весь Восточный Берлин похож на наш Калининский проспект в Москве. Это действительно так. Помпезные здания времен сталинизма.

     А Западный Берлин более похож на Париж. Но здания смотрятся несколько солиднее, а улицы - просторней, чем в Париже. Мы видели Рейхстаг, хотя и не подъезжали к нему вплотную, КаДеВе - аналог нашего ГУМа и очень интересную церковь памяти кайзера Вильгельма.

     

Это - руины старинной церкви, которые оставлены нарочно, как напоминание о войне, а с двух сторон от них построены два новых восьмиугольных здания церкви - одно пониже и пошире, а другое - поуже и повыше. Мы проезжаем также пятиэтажную резиденцию канцлера, которая похожа на крытый рынок: у здания два крыла, а посередине - куб, на фасаде которого - гигантское полукруглое окно на все пять этажей. Видим также торговый центр, который берлинцы в шутку называют "складной бутерброд", за то, что несколько лет назад его крыша обвалилась, берлинскую филармонию и два театра. В наушниках толстый голос рассказывает о достопримечательностях Западного Берлина, крупных универмагах и торговых центрах, ресторанах и транспорте, а тонкий голос перебивает его рассказом о Берлине Восточном, культурных и научных учреждениях, о памятниках и соборах.

    Проезжаем мимо колонны Победы. Она состоит из четырех ярусов, каждый из которых символизирует одну победу над Францией. На каждом ярусе вокруг него сделаны ниши, и на трех ярусах в таких нишах укреплены позолоченные пушки, а на четвертом - венки. Экскурсоводы рассказывают, что три яруса были построены в XIX веке, а последний достроили нацисты. Планировалось заменить венки пушками, как на остальных ярусах, но это сделать не успели. Наверху - позолоченная фигура богини Ники.

     А это что такое?! Впереди уродливая страшная ржавая стальная дуга. Где-то совсем недавно мы это уже видели. Ну, да - привет из Версаля. "Шедевр" современного модного французского скульптора. Подарок Франции Германии. А что ещё могут подарить французы стране, которая их четыре раза побеждала?

     В Восточном Берлине мы видим гигантскую Башню Радио, наверху которой находится круглое кафе, непрестанно вращающееся вокруг своей оси. Говорят, во времена социализма кафе совершало оборот за час, теперь - вполовину быстрее. Рядом с башней раскинулся парк. В этом парке до сих пор стоит стоит статуя Маркса и Энгельса. Маркс изображен сидя, со спокойным и умиротворенным выражением лица, а Энгельс - стоя, с лицом напряженным и тревожным. Во времена Стены про эту композицию ходила шутка: "Маркс так спокоен, потому что он уже получил разрешение на выезд в Западный Берлин, а Энгельс ещё ждёт."

     Во всех трех столицах, в которых мы побывали, мы видели "живые скульптуры". Это - люди, которые стоят в важных туристических местах. Они раскрашиваются полностью под цвет какого-нибудь природного материала и изображают статуи. Эти люди-статуи иногда двигаются, чтобы поменять позу, но в основном стоят неподвижно. В момент движения они наиболее интересны, так как до этого их можно принять за обычные скульптуры. Фотографировать их можно только за деньги или незаметно для них самих. В Праге посреди одной из улиц старого города стояла "скульптура", изображающая царицу. Она вообще почти не двигалась. Она как будто была выполнена из золота, а поверх "скульптуры" были царские одежды.

     В Париже это были две "скульптуры", стоящие по бокам лестницы к собору Сакре-Кёр. Я считаю, они были выполнены лучше всего. Они были окрашены под мрамор, и стояли очень выгодно, поэтому я сначала подумал, что это - обычные мраморные скульптуры монахов. Но вдруг один монах присел и съёжился, а второй встал и протянул руку к небу. Двигались они очень плавно, что опять же очень сильно отличает их от обычных людей. Я думаю, что они уже давно этим занимаются.

      И вот здесь, в Берлине, еще одна "живая скульптура". Изображает нищего в одежде начала XX века, перед которым стоит шляпа. Покрашен он под металл. Наши тут же кинулись его фотографировать, но он стал требовать за это деньги. Я думаю, что эта работа очень денежная, если эти люди соглашаются стоять неподвижно по несколько десятков минут. Я бы ни за что так не смог.

      В Берлине в каждой сувенирной лавке продаются "кусочки Берлинской стены". Маленькие кусочки стоят 13 евро, а большие - под семь сотен. Я думаю, что если сложить все эти кусочки в некое подобие стены и добавить те, которые уже продали за все эти годы, то образовалась бы стена высотой до Луны. .

Глава 8.

"Увидеть Париж и умереть"

      Вот и закончилось наше путешествие. Мы - во Львове, идём от вокзала к супермаркету покупать продукты. Рядом с дорогой стоят львовские переполненные мусорники, от которых воняет несравнимо сильнее, чем от берлинских. Ольга Ивановна говорит: "Когда к нам в Феодосию приезжала француженка, после посещения нашего города и нескольких дней в феодосийской семье, она сказала: "Я вижу бедность на ваших улицах, но богатство в ваших сердцах".

      Но богатство в сердцах, и я в этом убедился за эту поездку, бывает у представителей всех народов.

     А дома все по-новому. Я иду от школы, куда нас довезли на автобусе, со своим рюкзаком, вижу, что акации уже отцвели, трава пожелтела и даже в магазине "Тик-так" сменились продавщицы. Появились какие-то новые и незнакомые, даже пошутить не с кем.

     При моем отъезде мадам Николь дала мне с собой три сорта французского сыра, а четвертый я купил сам, в супермаркете. Ещё я купил там фуа гра, это - самый  главный французский деликатес. Он делается из особо жирной утиной печенки, и моя мама очень хотела попробовать, что это такое. Я купил совсем маленький кусочек и положил вместе с сырами в сумку-холодильник Татьяны Николаевны. Все было хорошо, но во львовском поезде, в котором было около 30 градусов жары, у сумки внезапно сели батарейки. Ольга Ивановна сказала: "Даже если сыры будут попахивать, их все равно можно кушать". Про фуа гра она не сказала ничего. Мы с мамой долго думали, можно ли ее есть вообще. Фуа гра была в вакуумной упаковке, под которой еще была фольга. Мы не знали, она уже приготовленная или еще сырая. И для начала мы положили ее вместе с сырами в морозилку, чтобы все микробы вымерзли. Я пытался найти в путеводителе по Франции, где описывается всякая еда, способ употребления этого продукта. Но нашел только сведения, что это, оказывается, такой паштет. Мы достали фуа гра из морозилки. Мама сказала: "Читай внимательно. Может, на упаковке написан способ приготовления или способ употребления." Я прочел все надписи, даже самые мелкие. Но кроме состава и многократного упоминания о том, что эта несчастная уточка была забита на Юго-Западе, ничего написано не было. По всей видимости, на упаковках французских продуктов не пишут способ приготовления. Тогда мы решили это фуа гра сварить, чтобы те микробы, которые не сдохли в морозилке от низкой темературы, сдохли в кастрюльке от высокой. И мы сварили фуа гра. И съели. Вернее, съел я, потому что маме она не понравилась. А сыры после морозилки не понравились мне. Они потеряли большую часть своего неповторимого вкуса, который мне так нравился во Франции. Их до сих пор, по маленькому кусочку ест мама. Я шучу: "Увидеть Париж и умереть". Но мы пока что, слава Богу, живы и здоровы, чего и вам желаем.

Ваше имя:

Комментарий:

 

 


Погонщик Верблюда:
Уважаемые читатели, особенно те, кому не терпится поделиться с народом своими мнениями!
Обдумывайте, пожалуйста, комментарии, попытайтесь вселять в людей надежду и уверенность в том, что их творчество кому-нибудь понадобится. И ещё, пожалуйста, не надо бурей негатива отвечать на комментарий, который "не угодил".

Удачи!

;)




Глеб Леонов:
Мы с мамой три раза (сначала мама, потом я, потом вместе)прочитали это произведение. Замечательно написано! Как будто сами везде побывали. Спасибо!




Александра Николаевна:
Спасибо, Лёва, за хорошее настроение!