Главная > Раздел литературы > Сны
 
Отправить своё творчество  
   

Оставить комментарий
Просмотреть другие комментарии

Сны.
Предлагаю сделать страницу, на которой соавторы сайта делились бы своими снами в литературном виде или в художественном виде. Кто знает, возможно кто-то сможет превзойти в этом самого Шекспира в литературном смысле или, например, Чюрлёниса в художественном.
Посмотрите, что получилось когда-то у меня (Погонщика Верблюда).

Сон (16 лет)
Темнота. Ум работал, но мысль моя медленно ворочалась и не могла обрести какую-то определённую форму. Это было похоже на пробуждение от глубокого сна. Я не мог сказать точно, о чём думал. Но я жил. И это было самое главное.
Внезапно тьму прорезал острый яркий луч света.
Я почувствовал, будто этот луч пронзил меня самого и вокруг меня родился звук.
Звук становился всё громче и громче. Это был почти ультразвук, но очень громкий, его громкость была сравнима с рёвом огромного водопада.
И тут я почувствовал движение. Дрожание от звука, который понижал свою частоту и увеличивал громкость, передалось мне и наполнило меня до краёв.
Внутри меня возникло необыкновенное ощущение, аналогов которому невозможно подобрать. Посмотрел на свет... Он был неравномерен по своей структуре. Более тёмные пятна переливались, изменялись, передвигались.
Вдруг я понял, что чистого света уже нет - кругом находятся цвета. Яркие и мрачные, сероватые и пёстрые... Я увидел, как цветные пятна прекращали свой бег по кругу, останавливались и застывали в причудливые кристаллы. Некоторые из них источали запах, сравнимый с самыми удивительными цветами и ягодами.
И тут последнее, непонятное и удивительное ощущение, которому нет аналогов, наконец обрело более точную форму. Это была Радость. Беспричинная радость охватила меня, но я тут же понял - это была радость от того, что вокруг хоть что-то появилось. Мне нравились все те кристаллы, цвета, цветы, звуки и запахи, которые были вокруг меня, и я начал подозревать, что они возникли от моей мысли. Это понравилось мне ещё больше. Я подумал, чётко, необычайно чётко подумал: "А ведь это интересно! Я всё могу!!!"
И тут же я почувствовал, как сам обретаю форму, обрастаю разными органами, как бы становлюсь менее прозрачным, хотя минуту назад меня вообще нельзя было увидеть.
Я понял, что раз я могу всё... То, значит, может быть и такое, чего я не могу? Вдруг такое есть?
Я впервые почувствовал страх. Страх был липким и серым, он захватывал меня и заглатывал, и я понял - проблема, которую я не могу разрешить - это этот страх. Я начал метаться, кричать... И вдруг ощутил лёгкие сравнительно приятные толчки и проснулся. Я подумал: "Какой необычный сон! Я с удовольствием посмотрел бы его ещё раз!" И встал, и мир показался мне твёрдым и надёжным, и в нём не было места таким ужасным страхам и сомнениям. Я пошёл по своим делам, и вскоре забыл об этом сне, но тревожное чувство и надежда на то, что однажды что-нибудь унесёт меня туда, где нет форм и мыслей, и где желаемое сразу осуществляется, до сих пор не дают мне покоя.

Сон в жаркую летнюю ночь (15 лет)
Снится мне, будто я иду получать паспорт (наконец-то!), но почему-то в налоговую. А фамилию мне дают почему-то Шницельман. И я не понимаю, почему Шницельман?
Может быть, это означает, что из этого Льва можно сделать шницель?
Или я сам настолько люблю шницели, что эту фамилию нужно произносить с ударением на последнем слоге, как, например, "наркомАн"?
Ох, уж эти мне еврейские корни, суффиксы и другие словообразовательные части!
Нет, было бы, например, просто - Шницель. Даже как-то благородно звучит - Лев Шницель. Как литературный псевдоним. Например - Джек Лондон. А то какой-то Шницельман!
Фу... Никто в нашей семье ещё не был Шницельманом.
Ладно. Может быть, эта фамилия уникальна. Странно было бы, если бы такая гнусная фамилия была бы очень распространённой.
Но тут паспортистка открывает люк в полу и кидает в тёмный, мрачный колодец папку с документами с надписью "Лев Шницельман", а там уже лежат папки со всякими разными Шницельманами - Марк Шницельман (что ещё как-то понятно), Жан Жак Шницельман и даже Абу Рейдан ибн Шницельман!
Я бегу к начальнику, но он на все мои попытки объясниться, просьбы и угрозы отвечает ехидным стишком:
Сам себе Вы, сударь,
Злобный Буратино,
И у нас на Вас есть копромат!
И ладно бы ещё "компромат" - это даже как-то отдаёт латынью! Но "копромат"! Это так же гадко и дико, как "минобраз" и "МОНМС Украины".
А потом мне снилось, что я собака породы алобай по кличке Шницель, которая ест горячие, жирные шницельманы...

Олеся Климович, 12, г. Чернигов

Мне сегодня приснилось, как будто я смотрю фильм, а в этом фильме главную роль играю я! Мне 8 или 9 лет, и я совсем не помню, что я играла в фильме. Но когда смотрю, то начинаю вспоминать. И как будто я спрашиваю у мамы, сколько времени нужно, чтобы снять фильм. А она говорит, что очень много. Некоторые фильмы снимаются целый год. И я понимаю, что я ведь не помню целый год своей жизни! И если бы не увидела этот фильм, то и не вспомнила бы. Вот ужас!
И тогда я во сне думаю, что такие случаи бывают часто у всех людей. Как будто иногда они не помнят целые большие куски своей жизни, будто их вообще не было! А у них нет фильма, чтобы их вспомнить.
Мне кажется этот сон очень интересный. Можно даже отдать его писателю-фантасту чтобы он написал роман.

Дмитрий Мухин, 10 лет, Орёл

"Мой сон"
Мне вчера приснилось моё детство в день рождения.
Мне исполнилось 6 лет.В этот я с братом летал в небесах.
Дальше после полёта, мы с дедушкой поплыли по морю и приплыли к берегу, где был цирк. Мы все вместе пошли в цирк. В цирке меня выбрали для представления и вызвали на манеж к акробатам.
После цирка мы и летали и плыли домой. К нашему приходу родители испекли торт, зажгли свечи и положили подарок.
Мы пришли в дом. И вдруг в доме появляются циркачи-животные и они начали нас смешит.
Мы все вместе поели торт и попили чай. И наш дедушка купил салют и мы на улице зажгли его и там начали появляться разные изображения. Это было очень красиво!!!Ну так и день прошёл. В 10:30 мы все легли спать.
Мне этот сон запомнился навсегда.

Оля Филатова, 14 лет, г. Алушта

Мне часто снится город, который похож на Ленинград и Севастополь одновременно. И вот мне снилось, как будто я еду в этот город на поезде. Рядом едет какая-то старушка и учит меня вязать. Но у нас нет спиц, и она говорит, что можно для вязания использовать не только спицы, но и свои руки. Я шучу и спрашиваю, "А может, можно и ноги"? Но она относится к моей шутке необычно серьёзно и говорит: "Да, можно и ноги". Потом оказывается, что мы связали что-то очень большое, оранжевого цвета, и я вся запуталась в этой оранжевой вязке. А поезд уже подходит к конечной станции, и я боюсь, что не смогу выбраться и меня с этим вязанием отправят в депо. Старушка куда-то делась, подходит какой-то мальчик и говорит: "Но ты ведь всё это можешь снять!" Да, я могу это снять, но оно распустится, и ведь тогда весь труд пропадёт даром! Тут прилетают маленькие птички, похожие на колибри, очень маленькие с острыми носиками и все цветные. И я думаю, если птички прилетают, значит можно снять, потому что там где птички, там всегда хорошо.

Никита Самарков, 11 лет, г. Чернигов

Мне недавно снилось, как будто бы я должен забрать принцессу из замка.
Пошёл я по улице, которую мне указали. А на ней времена вперемешку. Где-то двадцатый век, стоят жигули побитые и окна во всех домах деревянные. Где-то двадцать второй, стоят небоскрёбы, которых у нас на самом деле не существует. А где и на лошадях ездят. И вот я иду по этой улице всё дальше, и попадаю в средние века. Вообще ничего нет, кроме зданий из песчаника. И всё сливается в одну красную стену аж за горизонт.
И один из замков мне нужен, самый большой и стоящий отдельно.
Я захожу в него, а там всё красное, из одинакового красного кирпича-песчаника. И все комнаты одинаковые, и всё в них сделано из этого песчаника.
А последняя комната открытая, у неё нет крыши, и там на цепях висит кровать и покачивается под ветром. Такая огромная лоджия без крыши. И там сидит принцесса, и её всё устраивает, и ехать куда-либо она отказывается. И тогда я понял, что стоит задача не увезти её силой, а уговорить уехать. Рассказал ей о двадцать втором веке, который видел проездом, ей не захотелось. О девятнадцатом – так почти ничего не меняется. А в двадцатый – ничего, интересно. Так и получилось, и я посадил её на лошадь и увёз.

Мне снилось, как будто бы я жил в Японии, и как будто бы там уже придумали антиграв. Огромные невероятно красивые стальные крейсера проплывали над городом. Они выглядели почти как морские корабли, но снизу у них, с боков трюма были двигатели или что-то в этом роде.
И как будто бы я жил в частном доме, который трогать почему-то нельзя, а вокруг стояли огромные небоскрёбы по тридцать-сорок этажей. А вдали через долину находился широкий район, на несколько сотен зданий, посреди которого возвышалась пирамидальная гостиница или санаторий – что-то в этом роде.
И вот я вышел на улицу и пошёл в этот новый район, мимо совершенно незнакомых мне красных неоновых вывесок, людей, кошек и всего остального. И это было очень необычно и реалистично.


Мне снилась ерунда
Что снится мне всегда
Мне снилось, что я нем,
Что я лимоны ем.
Они мне рот пекут
Но нем я и всё тут.
Сказать о кислоте
Никак нельзя, и те,
Кто пригласил меня
От этого огня
В восторге, как всегда.
Такая ерунда.


Консультант Солнечный Ветер (Дмитрий Дорохин, 2004 г.)


Темнота. Немота. Огромное пространство со всех сторон. Оно как будто бы вдохнуло всею бесконечною грудью и в напряжении затаилось, не выдыхая. И оттого такая оглушительная нарастающая тишина, что, кажется, вот-вот взорвётся весь этот мир. И как на конце железной иголки в самой тонкости грубого металла должно возникнуть что-то совершенно противоположное по степени (уровню) материальности, вроде электричества, так на пике напряжения всеобъемлющей немоты вспыхивает искра света и чертит виток спирали. Сначала она одинока, и быстро прогорев, тут же поглощается темнотой. И на какое-то время вновь возобновляется прежний порядок, но уже потревоженный ослепительным светом искры. Постепенно, одна за другой, начинают вспыхивать маленькие звёздочки.
Число их увеличивается. Уже возникает ощущение светящегося пятна, состоящего из сотен мерцающих звёзд. И это пятно движется, но не хаотично, а по спирали вроде той, которую прочертила звезда-первопроходец. В нарастающем движении поток света захватывает наблюдателя и, пройдя сквозь него, уходит из поля видимости. Взору открывается следующая волна, за ней ещё одна, потом ещё. Так в космическом ритме волны проходят сквозь наблюдателя, окатывая его своим светом и теплом, вызывая дрожь в теле.



Вскоре волны утихают. И замечаешь, что пространство теперь - это не тёмная неопределённость, а огромное скопление созвездий и туманностей, излучающих самые чистые цвета, настолько чистые, что слышен их звон. При этом они не вступают в конфликт между собой, а все в высшей степени сгармонизированы.
Вглядываешься в эти световые узоры и наблюдаешь постоянное движение их. Всё меняется под действием какой-то силы, преобразуется, трансформируется. На мгновение фиксируется образ, и вот он уже поплыл куда-то, распадается. И поверх старой формы возникает новая. Так одни за другими проходят перед взором картины иных миров. Вот огромный светящийся глаз, тёмный зрачёк которого, побыв самим собой, как он есть в нашем мире, вдруг трансформировался в пирамиду и покатился куда- то. На мгновение высветился какой- то герб, одна половина которого синяя, другая красная, а по середине белый цветок. Но это лишь на мгновение. Он исчез.
На смену ему появился нос старинного корабля, а на заднем плане на возвышенности силуэт высокой фигуры, вокруг которой сияет тёплый свет, а лицо излучает таинственно-фиолетовый.



Как молнией, ярко и на мгновение осветило всё на пространстве сознания, и на фоне золотого света возникла фигура с распростёртыми в стороны руками, как будто паря над чем-то и склонившая голову к нему. Верхняя часть её - яркий ультрамарин, нижняя - глубокий изумруд с бордовым ободком, лица невидно, зато вокруг головы ослепительный белый нимб. Но этот белый не похож на наш, впрочем, как и все краски того мира. Ведь он несёт в себе оттенки противоположных цветов, при этом не образует серой массы, а наоборот сияет высокой чистотой.
Возникла мысль: нужно сейчас же встать и запечатлеть этот образ. Открыл глаза - сказка исчезла, вновь эта серая действительность. Но всё же, превознемогая себя, подошёл к рабочему столу.
Включил противный едко- жёлтый электрический свет. Достал краски, бумагу и по довольно-таки ярким воспоминаниям восстановил; лишь в какой-то степени, т. к. не мог добиться чистоты тех цветов, тем более, этот электрический свет добавлял грязи. Так, не до конца удовлетворённый, лёг спать. Утром продолжил творческий процесс. Перенёс на более крупный формат работу. Постарался по максимуму повысить звучание цвета.



И вот прошло определённое время. Я весь в делах, весь в заботах. Эта серость, эта обыденность давит и, кажется, вот-вот проглотит тебя целиком. Но однажды вечером, опустошённый после сумасшедшего дня, вспоминаешь: «Есть же и другие миры. Миры, где правит Красота». Ты достаёшь из запасников ту работу, которую лишь с божьей помощью сумел выполнить, ведь именно Он дал силы перебороть лень, страх и дерзнуть воплотить в нашем мире увиденное там... Аккуратно, с родительской любовью ставишь её перед собой. Погружаешься в неё. Она увлекает тебя в свой светлый и замечательный мир.
Однажды ты способствовал её появлению на свет, и теперь она даёт тебе силы выжить в этом плоском мире. ЗНАЧИТ, КАРТИНА ЖИВЁТ!!!

Даша Молчанова, 17 лет, Воронеж


В моей жизни было два сна, которые я никогда не забуду. Первый приснился мне в четыре года.
Мне снилось, что я иду по снегу за мамой, которая идёт, не оборачиваясь, на несколько шагов впереди. На маме яркое оранжевое пальто, которое сильно выделяется на снегу. Мне немного страшно, что я могу отстать, к тому же под ногами скользко. Но я успокаиваю себя, слегка скольжу ногами по дороге и не падаю. А мама идёт всё дальше и дальше, мы выходим из города, переходим железнодорожные пути, выходим в поле.
Среди поля стоит одинокий маленький домик, и я почему-то вдруг понимаю, что это радиостанция.
Моя мама заходит в домик. Когда я её нагоняю, там уже идёт разговор, из которого я понимаю, что скоро вся Земля погибнет. Я пытаюсь себя успокоить и думаю: «А мы уедем в другую страну». Но тут с ужасом понимаю, что никакой другой страны не будет, погибнет вся Земля, все страны… И просыпаюсь от ужаса.

Второй сон приснился, когда мне было 12. Нам тогда почему-то задавали очень много уроков, я стала в тот год плохо понимать математику, занималась до самого позднего вечера и очень уставала. И вот снится мне, что я лечу по небу в маленькой хрустальной лодочке, которая едет по протянутым в небе проводам. Провода вроде троллейбусных, только протянуты очень высоко. Вокруг плывут облака, земли с высоты не видно. А позади и впереди по этим проводам плывут такие же лодочки с моими друзьями. Мы машем друг другу, но переговариваться не можем, потому что далеко.
Мне очень хорошо, спокойно и радостно. Краски неба мягкие, чистые, жемчужные. Я знаю, что мы едем все в какое-то место, где у нас будет совсем другая интересная необыкновенная жизнь. Но будет это утром, а пока можно спать. И от этого так хорошо и приятно на душе, и я засыпаю.

Эти сны как бы противоположны друг другу. В одном – чистый ужас, а в другом – чистое концентрированное счастье, хотя никаких счастливых событий в нём не происходит. Тогда во сне мне было так хорошо, как никогда не бывало наяву.

Сны Влады Валуйской (лето 2014, 18 лет)


Сон про полет. Я - девочка лет 13-14, тоненькая вся такая, в платье и с двумя хвостиками (от них таинственным образом зависит моя воздухоплавательная способность). Я просто поднимаюсь ввысь и шмякаюсь, поднимаюсь и шмякаюсь, задевая за провода, выпутываясь из них с трепетом. Внизу за мной наблюдает брат лет 15-ти, он не летал до последнего, когда я открыла волшебную пыль - она позволяла любому человеку на некоторое время взлететь. Но потом они все вернулись вниз, а я нет, несмотря на зимние холода: во время полета я не чувствую мороза. И впервые я смогла использовать свою способность в практических целях, то бишь долететь куда надо (за Советскую площадь я летала, устраивалась в группу исследователей портала в параллельный мир). И там я смутно помню всякие приключения, джунгли в жару и волшебную воду, за которую в итоге передрались лидеры экспедиции, обратившись в охотников за сокровищами. Причем в самого главного я была тайно влюблена, хоть ему было лет 35-40, высокий, ладный, брюнет с проседью и весьма неглупый мужик. Но его предал зам, и ему пришлось бежать с парой верных друзей. А я не смогла выбраться с ними сразу. Потом долго искала логово беглецов и нашла объект воздыханий при смерти. Пришлось срочно искать для него живую воду вместе с его сыном (!), пацаном старше меня, блин. Но мы разобрались с врагами, вылечили главного и вернулись в наш мир.

Ещё сны Влады



Марина Рябова


Пересматривая пирамиду человеческих потребностей, я отмечаю, что сон – это физиологическая потребность, если смотреть с точки зрения самого процесса. На самом же деле - это что-то большее, и я даже не могу понять, к каким духовным потребностям его можно отнести. Когда я некоторое время не вижу сны, несколько огорчаюсь. Сон оказывает очень сильное психологическое влияние: я могу проснуться от страха, плакать, смеяться, иногда могу чувствовать прикосновения, боль. Такое универсальное средство психоэмоциональной разгрузки.
На самом деле, эмоции, которые я могу испытывать благодаря снам – тем самым цветным картинкам (я ни разу не видела черное-белые сны), они не поддельные. Бывает, что я просыпаюсь с настоящим страхом или, наверное, опаской, потому что увиденное мной вызывает шок. Я очень волнуюсь, когда мне снятся пожары, что происходило около 10 раз за мою жизнь, я смеюсь, когда во сне со мной происходит что-то страшное. Сны помогают мне в творчестве они вдохновляют меня, увиденное я воплощаю на бумаге. Между сном и мечтой есть что-то общее: иногда то, о чем я мечтаю, является мне во снах и радует меня. На самом деле, я бы хотела поделиться тремя снами, которые мне больше всего запомнилось, о которых я смогла вспомнить в данный момент.
Помню, как собиралась в летний лагерь, и, примерно, за месяц до заезда мне приснился некий сон. Я находилась в какой-то большой комнате, довольно светлой, там был бетонный пол, а напротив меня, на расстоянии метров пяти, была железная решетка. Перед этой решеткой происходило какое-то действие, там были люди, сейчас я уже не помню, сколько именно человек. Я помню яркую одежду, но лиц людей не видела в тот момент. В общем-то, на этом сон и закончился, но, когда я уже приехала в лагерь, заметила странную вещь: у нас проходила репетиция, людей было не очень много, мы с подругой тогда репетировали танец, а после нас «прогоняли» сценку, поэтому нам пришлось сесть. Как-то неосознанно я села именно посредине зала и увидела ту самую картину. И я уверена, что это было не дежавю, потому что в тот момент я вспомнила об этом сне, и воспроизвела его в своей голове. В общем, сам сон был не особо интересен, но взбудоражило меня то, что я видела там реальную жизнь, это было будущее, в котором я исполняла роль наблюдателя.
Показать продолжение



Ваше имя:

Комментарий:

  


Солнечный Ветер:
Замечательная интересная тема!Её можно будет расширить, включив в неё то, на что не обращаешь внимание даже во время "ясного" "не сонного" сознания. То,что имеет не привычную для нас природу.


И.А.Киршин:
Прекрасный сон Солнечного Ветра! Честный и захватывающий. Спасибо!


Дмитрий Дорохин:
Спасибо, Игорь Александрович!


Даша:
Какой интересный сон про забытые куски жизни! У меня так бывает: вдруг вспоминается очень ярко кусок чего-то, чего как будто и не было. Только маленький кусочек! А ведь может быть вокруг него были какие-то события? Может быть, мы помним только очень небольшую часть нашей жизни?