Главная > Раздел литературы > Елизавета Соколовская
 
Отправить своё творчество  
   

Оставить комментарий
Просмотреть другие комментарии

Елизавета Соколовская, 17 лет, г. Артёмовск

О себе: Студентка факультета журналистики, развиваюсь практически во всех областях.
Считаю, что художник всего лишь отражает мир, а писатель создает другую реальность.
Я много чего понимаю, в этом моя прелесть и в этом моя гибель.
Жизненный девиз: à tout prix




Стихи:

* * *

В красном вине взросления
Душу побитую, горем давя
Мы искупали, белую,
Уже искупали, не жалея огня.

Матушка, милая, помните ли
Те дни, как тогда летом?
И не горят уже те фонари
Что ночью казались нам светом.

Коснулись и меня пальцами изменения
Не хочу я смотреть фотографии детские мои.
Ведь слезы, как змеи, лианы, растения
Лицо мое, бедное, вдруг оплели.

И снова купаю я душу мою
В огне, попивая вино.
Вино неоспоримого взросления
Которое ведет меня медом. На дно?


Как приготовить чувства.

Сегодня я готовила пирог.
С противным изюмом и мягким тестом,
Зачем мне глазурные ваши мести?..
У меня тает масло и кипятится творог.

Добавлю кокос и орех, банановое молоко...
Уже стынет какао, нежным запахом маня.
Я забываюсь, забуду, забыла. Давно?
Тебя?

Пирог поставила в печь,
Плотно закрыв духовку.
Не хочу опять губы себе обжечь.
Пусть стынет, но что в этом толку?

Я буду есть его, трудно глотая,
Такой гадкий, но мой.
Подавлюсь - запью глотком чая.
Никто не нарушит этот грустный покой.

ДЗЫНЬ!.. Ловко
Кошка сбила пирог.
Вовремя
Прозвучал чей-то (твой?) звонок.



Слишком глубоко

Ну что ты смотришь на меня
Своими карими и грустными глазами?!
Опять.
Роняя слезы-капли на паркетный пол,
Осознаю,
Что слишком глубоко нырнула.
И чистый воздуха глоток недосягаем.
И снова ударяюсь головой об лед.
Об толстый лед воспоминаний.
Тягучие, густые водоросли обвивают
Меня за талию.
Мелькают рыбы-мысли в синем
Подсознании.
Тишина. Я погибаю, но возрождаюсь.
Снова
Нырнула
Слишком долго,
Снова.


* * *

Волшебный свет
Мерцает из окна.
Ночные звезды тихо светят в небе.
Чарующе взошла луна,
И крыши всех домов
Припорошило снегом...


Проза:
Стефани
Страх? Веселье?
Стефани всегда мечтала, с самого детства. О море, о кукле с соседнего магазина, из красивом лиловом сервизе, который есть у Сюзи, а нет у нее... Только лишь однажды это обернулось для нее не так, как она хотела и мечтала. В прямом смысле «Это» обернулось, лопнуло пузырек ее розовой мечты, хмыкнуло и отвернулось, почесывая бок. Сейчас она сидит рядом с ним и тихонько плачет. То ли от удивления, то ли от страха. Пусть это одно и то же, такие, казалось бы, одинаковые эмоции. Слезинки, как прозрачные медузки, сплывают по ее лицу, и она сидит, остолбенев, даже за платком потянуться не может.
- Стэф, офень кутые бинчики. Рецептик даф? – Громко чавкая и с набитым ртом сказал Бегемот, опять повернувшись к ней(см. демон плотских желаний). Проглотил кусок теста и продолжил. - Жрать охота. Принеси еще котлеток.
На маленькой зеленой кухоньке, за круглым обеденным столом расположился полупрозрачный, но вполне реальный Бегемот. Рядом стояла кроха Стефани, уже с кастрюлькой котлет, округлив свои голубые глазки. Родители часто рассказывали ей о том, что игрушки оживают, но девочке хотелось лишь одного – оживить героя книги. Дружить с ним, играть, ведь они так хорошо друг друга понимают. И вот собрав всю волю в кулак, она взяла запрещенную книгу с бабушкиной полки и получилось…. Это. Вместо милой принцессы Пупырки из комикса, она получила чавкающее божество. Ах, знала бы она только…
- М-мистер Бегемот, скоро придут мои родители… Может… - робко начала девочка.
- Уйти? Нет.
- Хорошо, извините.
- Слушай. Забыл. Я тут не просто так. – Бегемот, смачно рыгнув, вытерся салфеткой. – Я должен тебе открыть кое-что. Феи закончились, послали меня, ты уж прости.
- Да…. Ничего. Что? Не понимаю. – Стефани попыталась улыбнуться. – Вкусно? – спросила, наблюдая, как тот поглощает уже вторую котлетку.
- Божественно. Хе-хе. Так вот. Погоди…. Где это… вот, – достал из неведомого места записку, прокашлялся, начал читать. – «Дорогая Стефани, прости, что вторгаюсь в твой детский мир, но обязана сообщить, что мне нужен литр твоей смелости и капля детского восторга. Во сне ты отправишься ко мне в одну страну. Если не ты, мне не избежать казни. Только ты обяз..» - Бегемот снова прокашлялся. – Кхе, так. «Обя… обязана изменить наше с тобой будущее. Игрушки не оживают. Стефани, 22 года.» Такие дела. Ну, свое дело я сделал…. Я пошел.
- Эй, стой! – Стефани в отчаянье пыталась ухватиться за прозрачное брюхо Бегемота, но тот уже успел исчезнуть.
Растеряно уставившись на грязные тарелки и на капельку земляничного варенья на скатерти, она с ужасом поняла. Бросилась заново читать записку. И опять расплакалась.
Теперь маленькой Стеф придётся каждую ночь окунаться в страшный другой мир, встретиться с собой и…
Разве это ужасно?
Подумав пару минут, она вскочила и радостно побежала мыть тарелки: впереди ее ждало интересное, страшное и необычное. А может, и вправду мечты сбываются.


Бесконечность
- Спой мне.

И она пела, таким неповторимым голосом, от которого останавливалось сердцебиение и закрывались глаза.
Песня лилась воющим ветром в окно, разбивалась нотами об асфальт, испарялась на солнце.
В голубых глазах Венеры отражалось наслаждение того, что она любила делать - петь. Невольно улыбаясь, она вытягивала невероятные ноты – от тонкого сопрано, до скрипучего, сухого голоса. Пританцовывая в такт своим же мелодиям, она буквально пьянела от этого. Зрители молча сидели и слушали, завороженно глядя на девушку: длинные темные волосы прилипли к талии, капельки струйки воды стекали по всему телу, убегали вниз, образовывая маленькие ручейки. Зрители молча сидели и слушали, безразлично уставившись на певицу. Все, что окружало ее, было бездушно и уныло. Все они безучастно смотрели ее выступление и, когда она спела последнее слово, остались на своих местах, прикованные к ним. Навечно?
Венера вышла из душа и обмоталась полотенцем, оставив за собой мокрые следы. Взяв расческу, она задела тюбик с пастой рукой и тихо чертыхнулась.
Прохладное утро потихоньку пробивалось сквозь штору, и вот уже лучи солнца прохаживались по Матильде, которая мягко открыла глазки и потянулась, выпустив когти. Ловко прыгнула на балкон, сбив пушистым рыжим хвостом пару пылинок, и начала вылизывать шерсть.
Услышав голос, она замерла.
- …. Это нужно сдать к четвергу? Хорошо, я постараюсь. Да. Да. Извините. До свидания.
Венера отключила телефон и опустила глаза вниз. Затем окунула левую руку в спутанные волосы и взглянула на себя в зеркало: грустная, она хотела рыдать от боли.
Смахнув пряди с лица, она гордо посмотрела на свое отражение и начала красить глаза. Огромные, карие глаза, с родинкой под левым, казались медовыми от яркого солнца. Губы, которые уже покрылись прозрачным блеском, были алые и тонкие. Казалось, что лицо светилось радостью и весной.
Матильда зачаровано наблюдала за хозяйкой.
Надев серо-голубое платье, разорванное сбоку, обув беленькие балетки, с красными пятнами,
Венера выплыла через дверь.
На улице было ветрено, но очень тепло. Апрельское солнце пекло на крыши зданий, машины, светило в глаза.
Девушка спешила в дом культуры города. Быстро летя сквозь улицы, сквозь дома, дороги, сквозь людей, она все время смотрела на часы.
Сигнал. Громкий, оглушительный визг колес, дуновение ветра.
Венера стояла перед зданием. Она не могла перейти дорогу, а просто молча смотрела на него.
На ее лице была искажена гримаса. Не смотря на то, что горел красный, она ступила на пешеходный переход. Ветер внезапно подхватил ее волосы и закрыл ими ее глаза.

- Эта квартира расположена возле городского парка и кинотеатра. У вас есть дети?
- Да, Анечка, шесть лет.
- Рядом есть дом культуры, Ваша девочка может ходить туда на танцы. Лицей тоже близко – пятнадцать минут от дома.
- Где здесь ванная комната? Да, все, вижу. Ничего себе, очень просторная. Ой, а что здесь так мокро?
- Сантехники скоро исправят эту проблему.
- Осторожней, там что-то упало.
- Простите мою неловкость. Пройдемте дальше. С зала выходит балкон.
- Что за кошка здесь сидит?
- Это прошлой хозяйки.
- Красивые обои, но мы все равно будем переклеивать.
- Окна спальни выходят на парк.
- Да, очень красивый вид.

Рыжая, худощавая, истощенная кошка не отрываясь смотрела из окна балкона на стену в зале. На то место, где раньше было зеркало.

А песня все лилась воющим ветром в окно, разбивалась нотами об асфальт, испарялась на солнце.


Письмо себе в прошлое
Привет, Лиза, которой десять!
Тебе пишу я, мне почти семнадцать. Взрослая совсем, скоро в институт поступать.
Как жизнь твоя? Да что я спрашиваю, и сама знаю. Дружишь непонятно с кем, разочаруешься еще много раз. Наивная ты слишком. Как там мама, папа? Как бабушки? Молодые совсем, наверное. Бабушка уже посадила рассаду помидоров? Как кошечка, Мая? Погладь ее от меня, я не успела. Как собачка? Ты играешь с ней во дворе? Поиграй обязательно. Дора скучает по тебе очень. Храпит, совсем старушкой стала.
Знаешь, а я тоже, как и ты, не упускаю возможности слизнуть кусочек сладкого теста с пирога или коржей. Правда, теперь реже бабушкино, а чаще своего.
Помнишь ту красивую бабочку, которая все время прилетала в конце августа и садилась тебе на руку? Конечно помнишь, у тебя это было прошлым летом. И кусты красной смородины растут? А малина и белая черешня?
Скажи честно, лазишь на чердак? Я тоже. Только у меня там комната. У нас теперь большой дом, представляешь? И моя комната желтого цвета, как ты хочешь. С огромной кроватью, плакатами и маленькой библиотекой.
Все воюешь со своим соседом? А мы с ним теперь не здороваемся. У него есть девушка даже, представляешь? Она маленькая и жутко болтливая. И с подругой твоей мы не здороваемся. Она покатилась на самое дно, что неудивительно. Послушай, что я скажу, только не упади. Помнишь ту одноклассницу, которая тебе не нравилась жутко? Мы с ней не разлей вода уже четвертый год. У нас есть общие лучшие друзья с которыми мы весело проводим время, но не буду я тебе всего рассказывать. Подрастешь – узнаешь, а тебя ждет много чего удивительного!
Ладно, раскрою я тебе секрет. Не зря ты пишешь стишки, не зря. Вот будущем ты не будешь их писать, но вот рассказы да. И, погоди минутку, заинтригую. Готова? Тебя напечатают в настоящей книге!
Знаешь, Лиза, многое я бы хотела тебе рассказать, но не хочу. Ты всему будешь учиться сама.
Я просто хочу сказать, чтобы ты почаще обнимала своих родных. Ты же на маму сейчас снизу вверх смотришь, да? Смешно. Теперь я на маму смотрю сверху вниз. А папу я так и не переросла.
Еще я хочу сказать, чтобы ты не бросала читать книги, сказки и литературу в целом. Тебе это очень поможет, правда.
P.S. Тебе все-таки купят двух маленьких хомячков, компьютер, ролики и последнюю часть «Гарри Поттера». Ура!
Пока!
Увидимся.


Внутри дна
Солнце скрылось.
Чувствуешь ужасно колючие брызги на горячей коже. Рука зарывается в еще раскаленный песок, перебирает песчинки и пропускает малюсенькие ракушки сквозь пальцы, а глаза невольно закрываются, но спать не хочется. Слышится свист ветра и шум волн.
Легкие потоки воздуха обволакивают, обвивают, убаюкивают. Ласкают щеки, обманывают своей прохладой.
Становится холодней, но тело как будто окаменело. Ветер взъерошивает волосы, кидает их в разные стороны, заплетает, завязывает. Приближается ночь, и вместе с ней и волны слоями все сильней накатываются одна на другую. Сглаживая берег, и оставляя его мокрым, они выбрасывают различных рачков и моллюсков. Заглатывают камни и песок. Мокрый след становится все шире, а ветер превращается в шторм. Темные облака совсем закрыли звезды.
Дождевая капля стекла по лицу, как нить шелка. Через мгновенье эти нити покрыли все тело сплошным полотном, не оставив сухого места. Дождь забирал к себе.
И ты остаешься с ним.
Сливаешься с морем. Образуешь с ним единое целое.
Ныряешь глубоко. До самого дна, задерживая дыхание, окунаешься, забыв, но в душе понимая, что можно больше не вынырнуть.
Теперь мечтаешь слиться с морем. Стать рыбой, дождем, да кем угодно, лишь, приняв любую форму, остаться с ним навечно.
Мягкий свет пробежался по глазам, и они распахнулись. Развернул свои лепестки рассвет, разлился по зеркалу воды.

Пусто. И только море полно. Никого нет. И только чайка мирно спит у моря на скале.


Выбирая университет
(моя ознакомительная поездка)
Огромный парк аттракционов... Повсюду мелькают фонари, разноцветные лампочки, сверкают качели и улыбки маленьких детей, у которых лицо все сладкое от сахарной ваты. В нос бьет запах конфет, все хочется попробовать, все хочется купить. И даже обычно серьезные взрослые смеются вместе со своими детьми, наблюдая, как те весело подлетают вверх на огромном батуте-драконе и скатываются из его рта по языку. Подростки и дети делятся друг с другом своими впечатлениями. Клоуны и всякие Микки-Маусы стоят повсюду, завлекая прокатиться или сфотографироваться. И всегда, даже искать не нужно, можно найти огромного толстого мальчика с измазанным, обязательно шоколадом, ртом, с чизкейком в руке, как будто он сошел со страниц комиксов. Нет, я положительно отношусь к толстым людям, это даже мило видеть их пухлые розовые щечки. Но мы же говорим о классическом походе в парк аттракционов, а значит, тут наверняка есть и такие толстые мальчики...
Проходя по дорожке, наши глаза обувают свои новые туфли и начинают разбегаться в разные стороны.
Лавки с сувенирами, пищалками, шариками, бесполезными, но «очень нужными» игрушками. Палатки с «беспроигрышной» лотереей, метанием шарика в жестяные банки, и, конечно же, тиром. Огромные качели, от одного взгляда на которых начинается морская болезнь. Комнаты страха, комнаты кривых зеркал...
Вдруг, глаза сбежались обратно и обнаружили ее. Ее, классическую карусель с разноцветными лошадками, которая стоит прямо посередине всего парка. И каждый ребенок хоть раз катался на одной из этих лошадок... Земля идет кругом, но все равно весело и беззаботно. У многих во время сумасшедшего катания может выпасть мороженое или леденец-петушок и тот, расплакавшись, так и не оценит все веселье. А другие дети зачаровано смотрят на эту карусель, понимая, что они никогда не прокатятся на ней.
Возможно из-за того, что «у тебя же слабый желудок» или «у нас уже нет денег на эту чепуху».
И вот теперь, стоя перед этой каруселью, наблюдая, как она быстро вертится, ты, как ребенок, думаешь, что важно выбрать на какой лошадке тебе хотелось бы прокатиться.
Действительно ли это такой сложный выбор? Важно ли, сидеть на синей или на голубой? С поднятым хвостом или с развивающейся гривой? И выбирая именно карусель, а не машинки или «Солнышко», ты начинаешь задумываться над такими пустыми мелочами. Конечно, ведь все должно подходить, ведь все должно быть комфортно. А может быть и вовсе пойти на «веселые горки?»...
Но нет. Билет же уже куплен и поменять его никак нельзя. Или не хочется.
Отдавая билет приветливой девушке, садишься на выбранное место. Крепко хватаешься за узду, зная, что все равно не упадешь. Закрываешь глаза и... поехали.
Внутри начало разливаться что-то теплое. Словно вливается во внутрь теплое молоко. Или какао. В животе щекотно, а рот невольно разжигается улыбкой.
Первый круг, второй круг, третий круг, четвертый круг, пятый круг...
Карусель постепенно останавливается. Вот уже пора вставать.
И ты становишься на твердую землю, хотя в голове еще все кружится. Благодаришь девушку за то, что посадила тебя и идешь дальше, улыбаясь про себя и понимая, что обязательно вернешься сюда еще раз в следующем году.



Вдохновение


* * *
(письмо)
...Ты видишь это? Как эти хрупкие мыльные пузыри радостно лопаются в воздухе. Они напоминают тебя. Эти эмоции... Такие же и необычные и одинаковые. Я знаю, что произойдет в следующий момент, но никогда мне не надоест наблюдать.
Я завидую тебе. Я мечтаю освободиться от мыслей. Освободиться, улететь на волю, как воздух. Проникать во все щели, путешествовать внутри мира людей, разобраться в себе. Познание самого себя – слишком сложно. А познать тебя – еще сложней.
Знаешь, люди как книги. Это тысячи источников различных знаний, опыта и воображения. Каждый человек, как и каждая книга, прост в использовании. Возьми и прочитай. Но не каждый поймет классиков, и не каждый в восторге от страшных рассказов. Кому-то подходят детективы, а кто-то довольствуется комиксами. Если бы у меня был выбор, я бы никогда не «прочитала» тебя. Ты как учебник истории, как сама история. Нудная, интересная и спокойная, тебя нельзя изменить. А я ненавижу историю. Я люблю фантастику.
Помнишь, сколько между нами было ссор, скандалов? Даже то, когда мы не разговаривали с тобой неделю? Я тоже не помню.
Ты знаешь, что я думаю. Я знаю, что ты скажешь в следующий момент.
С каждым днем я узнаю о тебе чуточку больше.
Сколько истерического смеха пережили мои ребра. Сколько раз мы позорились перед людьми из-за меня, и в который раз ты пробуждаешь во мне мои скрытые качества. Не всегда это нравится всем. Зато по вкусу тебе.
У тебя отвратительный характер. И серебряные глаза.
Знай, мне не придётся вспоминать о тебе. Потому что у меня нет повода забывать.
Возможно, я опустилась до такого уровня нежных «розовых соплей», только вот это не такие сопли, а настоящие, зеленые, мокрые, которые утирает рукавом противный ребенок.
Обними же меня покрепче, пойми мою душу, выпей со мной чашку горячего молока, которого ты не переносишь.




Силуэт
Клацнул выключатель. Свет окатил комнату цветами. Металлические ножки стула с лязгом пододвинулись к столу. Дернулась занавеска. Загудела музыка в наушниках. Гелиевая ручка начала копировать буквы на тетрадь, царапая поверхность. Шелест. Кашель. На тетрадке появились крошечные капли воды.
Кружку отставили в сторону. Рука то принималась писать, то потом, со злостью зачеркивала написанное. С такой злостью, что протирались дырки в листе бумаги.
Захлопнулась дверь.
Улица. Шаги ботинок. Мокрые звуки шин. Брызги. Следы грязи на брюках. Омерзительно хлюпая, ноги вошли в магазин. Прощупывая взглядом прилавок, глаза остановились на бутылке. Это то, что нужно, запрещенный выход из любой ситуации. Деньги прошуршали, бутылка звякнула. Железная крышка хлопнула и откатилась на тротуар. Где-то вспыхнула спичка. Пошел легкий дым.
Открылась дверь. Куртка свалилась на диван.
Стук дождя. Захлопнулось окно, глухо отозвалась стуком оконная рама. Белым серпантином бумага разлеталась, и разлеталась по комнате. Напряжение и отчаянье решили переночевать сегодня без приглашения.
Мечта... Ритм карандаша, который в мгновение треснул, и кусочки грифеля упали на стол. Посуда полетела вниз. Осколки играют на полу в прятки.
Подушка помялась, одеяло скомкалось. Сон стал лучшим противоядием от яда неудачи и горести.
Заря, рассвет. Непринятое начало нового дня. Белая гардина стала покрываться алым цветом, а лист предложениями, один за другим. Так образовывалась стопка новой нереальности.
А время шагало легкой походкой, не спеша, влача за собой часы, минуты, месяцы.
Холодные звезды. Пустое светило или загадочные миры, расположившиеся на черной мантии неба?..
Шафрановое солнце сменяет плач холодного дождя.
Первый снег. Искренние снежные кристаллики витают над землей. Белая высота слепит, создавая из осадков белоснежное Ничто.
Мокрая, противная слякоть. Нежная, обманчивая, игривая погода.
Сухость дорог. Наступило горячее лето.
Дома превращались в размытые пятна. Письменный стол превратился в склад для бутылок, мусора и неоплаченных счетов. Туман мыслей все парил по комнате, где правила темнота, гостила пыль и бурлила работа. Цель завершила свой путь.
Идея... Идея создать новое, новую очередную реальность. Идея играла на улыбке, веселилась в глазах, сжимала руками шедевр, бежала в редакцию... Отказ. Мечта вздрогнула и разбилась.
Спутанные лабиринты волос. Тень нормального человека. Росло бурьяном неприкрытое разочарование, которое ежедневно поливалось выпивкой. Разум мутнел. Казалось, что другого пути нет, но вера еще тихонечко сидела внутри.
Появился незнакомец с шансом на удачу. Разве тогда доверие можно было считать признаком слабости? Нет, это был ветерок надежды, когда это все, что есть. Попытка окончилась успехом, который опоздал на пару лет. Но он пришел в блеске фотоаппаратов, известности, в луже счастья, и в сладкой победе.




Смысл Жизни
Сегодня стоял на улице откровенно зеленый День. Постоял, посмотрел по сторонам, потянулся и зашагал вперед, по дороге. И сразу взошло солнце, и сразу началось новое, весеннее утро, еще одно утро, которое никогда не повторится вновь. В городе зазвенели будильники, зашумели краны в ваннах, захлопали двери и лениво заговорили люди. Сквозь эти звуки утра почти невозможно уловить шорох лапок мизерного, по сравнению с этим громадным городом, маленького муравья, который тоже проснулся вместе со всеми, и пока он стоит, с любопытством наблюдая за всем вокруг, шевелит усиками.
Его муравейник, как и миллионы других муравейников, находится прямо возле тротуара. Его очень просто найти по маленькому комочку рыхлой земли. Расположился он весьма удачно и в очень перспективном месте – прямо под мини пекарней, где каждое утро пекут свежие булочки и пирожки с разными начинками и на любой вкус. Там можно вкусно перекусить, не успевшим позавтракать дома. Муравьям же здесь почти каждый день перепадают сладкие крошки, кунжут или кусочки изюма и марципана.
Рядом с пекарней, на лавочке сидел обычный человек в своем синем костюме - самый обычный и самый неповторимый на нашей планете - жевал только что купленный круассан. Человек, роняя крошки на землю, невольно кормил завтраком подбежавших муравьев. Насекомые быстро хватали еду и один за другим торопились обратно домой. Их цель (возможно цель всей их жизни) накормить их главную так называемую королеву, без которой они бы никогда не существовали.
А на лице человека неведомый художник нарисовал и забыл почему-то стереть равнодушие и жуткую усталость. Человек все думал как бы успеть сдать проект вовремя, как вложиться во все сроки, чтобы его не выгнали с такой нелюбимой работы. Все его заботы – деньги и содержание семьи с маленьким ребенком. Деньги, деньги... Как их мало для того, чтобы заплатить все его кредиты. Как их мизерно мало для того, чтобы прокормить семью. Денег бесконечно не хватает. А ведь он мог бы работать совершенно в другом месте, ездить по странам, встречать новых людей, то есть жить той жизнью, о которой он так мечтал. Тогда бы его жизнь наполнилась смыслом. Все его теории о смысле жизни, умно сказанные, но непонятно произнесенные простые мысли других людей, писателей, посвященные смыслу жизни всех остальных обитателей нашего мира - тщетны. Мысли так беспорядочно расползаются, разрастаются по дереву истории жизни этого человека и всего человечества. Из них вырастает по еще новому листу, и побеги этого благородного дерева становятся будто сорняками, которые мешают жить и радоваться и дать расти другим, новым мыслям и ответам. Все же, главный ответ на главный вопрос очень прост и гениален.
До нас это сказали тысячи людей, предположили многие великие ученые и написали об этом в своих книгах многие писатели. И вот же он – смысл жизни - у каждого свой. Но вот цель и смысл жизни всего человечества – очевидно - в его совершенствовании. Это становится понятным, если мы анализируем всю нашу историю.
И вот, перекусив, человек встает со своего места, вздохнув, берет портфель и делает шаг в сторону работы. Ах, этот неловкий шаг!
Он только что разрушил жизнь! Маленький муравей просто оказался не в том месте и не в то время и его сразу же раздавили, даже не заметив. Но ведь он так старался, так бежал за крошечкой, этой крошечкой хлеба... А ведь он не виноват, он просто выбрал неверный путь. Нет. Он виноват. Виноват в том, что он бежал в другую сторону, отнять крошку у другого муравья, хотя под самыми лапками у него лежал изюм.
Ах, этот бедный, бедный человек, он же просто слеп! Ведь счастье у него прямо под самым носом – его семья. Не в этом ли его счастье? Не в этом ли смысл его жизни?
Солнце начало опускаться за горизонт, оранжево умирал (или уходил, как угодно) очередной день. На город темно-синим ковром опускалась еще одна такая же как и все, но все-таки уникальная ночь. Погас электрический свет, кое-где еще горели окна и раздавались сонные разговоры. В одном из этих многомилионных окон доносится тихая радость маленькой семьи, в которой станет скоро на еще одного человека больше. И эта радость разносилась по всему ночному городу так, что кажется ее можно было даже почувствовать в этом ночном ветре, увидеть в этих ночных звездах.
Или нам это только кажется?




Безделье
Успокойтесь, не торопитесь. Будете чашку горячего чая?
Давайте посмотрим, что происходит за окном: суета. Люди. Люди, одетые в разноцветные куртки, одинаково голубые джинсы и в потертые, заношенные, одинаковые мысли. Мужчины и женщины. Смотрят на стрелки часов. Бегут с работы. Бегут в магазины. Бегут за важными документами в громадные, страшные здания, бегут за детьми в школу. Разговаривают по телефонам, смотрят на циферблат. Останавливают такси, пугают голубей. Поскальзываются, и, смущенно бормоча себе под нос, бегут дальше, смотрят на часы. Им всегда не хватает времени. Суета.
Туманно зажигаются потихоньку фонари. Холодным светом они придают улице аромат уюта. Холодным взглядом кто-то жжет кого-то. Провожает падающий блестящий снег, который тут же тонет на мерзком асфальте. Слякоть. Бездомный бредет по почти безлюдному переулку. Он согревает раскрасневшиеся от ветра руки. Он один. Скорее всего, все его друзья по несчастью погибли этой снежной зимой. Они не выдержали очередной смены погоды. Сырость. Блудная, дворовая собака лакает грязную воду из лужи. Ее темно-рыжая шерсть сбилась комками на животе. Виляя тем, что осталось от хвоста, и чуть прихрамывая, она затрусила к открытой двери подвала.
Безразличность.
А теперь давайте посмотрим на вон ту скамью, которая стоит возле подъезда высокого многоэтажного дома, с синей дверью.… Кстати, вы будете яблочный пирог? Волшебно вкусный пирог, очень советую. Итак, деревянная скамья. Со стороны нее жизнь может оказаться довольно скучной. На нее все время то садятся, то с нее встают. Ставят сумки. Опять садятся, опят встают. Но рассмотрим ее жизнь с другой стороны. Мы частенько забываем о существовании другой стороны. Скамья стала свидетелем невероятных, поразительных событий. На ней играли в куклы и игрушки маленькие дети. То и дело смеясь, они воображали себя героями цветных сказок и мультфильмов. Скамья увидела искренность. На ней секретничали две лучшие подруги. Она увидела доверие. На ней сидела большая компания, и не одна. Поэтому можно заметить припаленное сигаретами дерево, вырезанные инициалы и местами ободранную краску. На скамье сидела пожилая пара, которая в очередной раз доказывала преданность друг другу. На ней много раз расставались и много раз мирились. А может быть, ей повезло, и она увидела влюбленную пару. Они смущенно разглядывали носки своих туфель. Это скамья – неотъемлемая часть истории города. Для одних она – лишь бесполезное времяпровождение. Для других – причина позднего возвращения домой. Сейчас мы видим ее пустой, мокрой от дождя. Когда-нибудь ее заново аккуратно перекрасят в белый цвет, починят поломанные деревяшки и поставят рядом железную урну. Может быть, ее разломают, разберут на части и отправят на какой-то завод. Переработают, получат чистую бумагу. И через пару дней или месяцев вы будете читать главные события недели, а вдруг и этот рассказ на когда-то старой скамье.
Я вижу, вы о чем-то задумались? Это хорошо. Только не стоит печалиться. Спасибо за прекрасный вечер.

15 лет


Как я провела лето
Стояли обжигающие летние дни. Яркие лучи ослепительно светили и отражались на прозрачном стекле. Через открытую форточку ко мне приходил погостить теплый ветерок, но тут же улетал, словно его где-то ждали важные дела.
Во дворе на газоне цвела сухая зеленая трава. Быстрые пестрые бабочки дразнили ленивую серую кошку, которая нежилась под кустом роз, наслаждаясь своей жизнью в целом. Золотистые бронзовки копошились в нежно-розовых пионах. В стакане недопитого, кажется, апельсинового, сока плавала дохлая мушка. Хотя, в соке не было ничего апельсинового, только лимонная кислота и оранжевый краситель. Стакан стоял на лакированном деревянном столе, рядом с крошками от бутерброда и ленью.
Через пару дней сюда, на дачу ко мне приедут мои друзья. По правде говоря, этот уютный домик с небольшим садом мне достался почти даром, а точнее моим родителям. Я считаю, что у каждого человека должно быть место, где можно уединиться, подумать о вечном и расслабиться.
Часто мне приходится учиться до поздней ночи. Часто просто не хватает времени даже пойти в кино. Теперь свободного времени у меня валом. И… И это восхитительно. Открыв входную дверь, я отправилась по протоптанной дорожке к старой беседке, провожая взглядом пушистых шмелей по пути. В беседке, как и на улице, было невыносимо душно, горячий воздух впитывался в кожу, обволакивал и действовал, как снотворное. Соседский бульдог мирно спал, похрапывая во сне. Хрупкие листья деревьев замерли, редко на ветку одного из них садился обычно шустрый воробей, и от этого она немного, как бы даже лениво, покачивалась.
Голубое небо покрылось тучами, сверкнула молния. Затишье разбил гром. Закапал теплый дождь. Гроза сверкнула еще раз, озарив стальным светом теперь поблекшие цвета вокруг. Температура резко начала падать. Стало немножко легче дышать. Почему-то вспомнились мрачные дни осени. Мне ничего не оставалось делать, как только оставаться здесь, поэтому я и принялась разглядывать мое укрытие.
Доска, доска, неровная доска, еще доска, жук, торчащая… доска? Мой взгляд остановился на выпирающей под потолком из досок вещице. Сначала мне показалось, что это обычная плоская щепка, но любопытство взяло вверх. Встав на стол, про себя говоря спасибо за то, что он крепкий, поднявшись на носки, я осторожно достала то, что меня заинтересовало. Это оказалась тяжелая старая книга. Она лежала на неуклюже сделанной полочке. Удивительно, как предыдущие хозяева этого не заметили. Осторожно рассматривая книгу, я обнаружила, что ее перечитывали. И не один раз, и, похоже, не один человек. Создавалось такое впечатление, что это была чья-то семейная реликвия, ценность, хранители и хозяева которой давно погибли. Ее тонкие страницы пожелтели, покрылись пятнами от времени. Дождь все шел.
Зеленые растения наслаждались долгожданной влагой, все вокруг пропитывались чистыми дождевыми ручьями. Розовые блестящие черви выползли из-под камней, из-под рыхлой земли. Желтоватые скользкие улитки, большие и совсем крошечные, высунулись из своих раковин, шевеля своими четырьмя длинными глазами. Шум дождя гипнотизировал, проникал в самый мозг, заставляя забыть все на свете, все проблемы, все ссоры, все, что когда-то волновало.
Страница за страницей. Предложение за предложением. Час за часом. Листы бумаги быстро сменяли один другой. Я не замечала и не видела ничего, что происходит вокруг. Сейчас лето или зима, дождь или град, это сон или меня вообще не существует. Разноцветным вихрем, цветными, размытыми пятнами все кружилось и плыло. Исчезло все вокруг: беседка, дача, дом. Исчезли даже звуки. Не было слышно капель дождя, который уже наверняка закончился, неслышно было птиц. Одно оказалось точным и четким: книга. Теперь она часть меня. Или я часть нее.
Страница за страницей. Предложение за предложением. Неделя за неделей.
…Вот я у большого костра. Красные раскаленные угли пылают жаром,
прямо в лицо. Запах сосны кружит голову.
…Машины будущего. Вокруг серебряная сталь, люди ходят в железных масках, кислород вещь дорогая. Автомобилей нет нигде, вместо них космические тарелки.
…Море. Такое синее, чистое и безграничное. Чайки беззаботно пролетают прямо над водой. Лодка рассекает хрустальную поверхность. Запасы еды кончаться через день. Нужно держаться.
…Пир у короля. У него сегодня родился наследник. Мы все надеемся, что он будет такой же справедливый и честный, как его отец.
Страница за страницей. История за историей. Год за годом.
Дождь давно закончился. Яркие звезды рассыпались по небесной простыне. Слышно как квакает лягушка, жужжат противные комары. Ветер пригнал с пруда шум камышей и музыку скрипки сверчка. По улицам ходила холодная ночь.
Книга лежала на своем месте, в беседке, на шаткой полочке. Теперь в ней стало на несколько страниц больше.

15 лет


Ваше имя:

Комментарий:

  


Аноним:
Восхитительные рассказы! Такие искренние, душевные и глубокие! :))


Даша Молчанова:
Очень интересные и своеобразные рассказы. Очень пристальный взгляд. Как будто автор пишет, глядя в микроскоп.


Даша Иванова:
Рассказы - действительно глубокие, очень интересные! Я, как художница, обратила внимание ещё и на рисунки. Кажется, что техника выполнения проста, но в них есть загадка!


Мария:
Чрезвычайно нтересный автор! И рассказы и рисунки оставляют незабываемое впечатление.


Дима:
Очень интересное и глубокое эссе про море. Ощущаешь себя на глубине, чувствуешь свежесть, прохладу и спокойствие воды.


Вита:
Очень понравилось письмо во времени. Если бы действительно была возможность посылать такие письма, скольких бы ошибок мы могли избежать!


Зоя Михайловна:
Мне глубоко симпатично творчество Лизы. Внимательное доброе отношение к миру. Умница.


Лиза Соколовская:
Спасибо, очень приятно слышать такие комментарии! :)


Ольга:
Мудрый, интересный рассказ. Другие рассказы тоже понравились, потому что у автора есть свой стиль.


И.А.Киршин:
Очень сильный стих "В красном вине взросления" - очень искренний и талантливый.


Алина:
Мне понравилось сказка. Я думаю, что Лиза станет отличным журналистом.